Перейти к содержимому


Статьи о трубках


  • Закрыто Тема закрыта
29 ответов в теме

#1 Dym

Dym

    Трубокур

  • Модераторы
  • ФишкаФишкаФишка
  • 1246 Сообщений:
  • LocationКиев

Опубликовано 09 February 2005 - 07:00 AM

Уважаемые любители трубок!

Настоящая тема открывается для облегчения пользования форумом и удобства поиска интересных и полезных материалов.
Предполагается, что со временем она станет частью полноценной библиотеки, т.е. основного информационного ресурса форума.

Для публикации принимаются отредактированные материалы на русском языке в текстовом формате, без таблиц и проблем с форматированием.
Публиковаться могут любые материалы, касающиеся трубок и заслуживающие общего внимания.

Для публикации пришлите материал автору этого сообщения [Dym] после предварительной связи через форум.
Пожалуйста, не забывайте указывать авторов и ссылки на оригинал материла.

После обсуждения целесообразности публикации будут помещаться в настоящий раздел, который защищен от редактирования,
а список статей по мере новых поступлений будет обновляться.

Добро пожаловать!


Список статей:

Добавлено: 09.02.2005 г.:

1. Из чего складывается цена трубки класса "high-end" - интервью с Райнером Барби, опубликованное на сайте www.pfeifenbox.de
2. Статья Г.Л. Пиза "Out, Damn Spot!" в журнале Pipe Friendly Magazine, Vol.5 No.4.
3. Статья Андрея Штина "STANWELL"
4. Статья Джона Холла "140 различных сортов"

Добавлено: 13.02.2005 г.:

Статья Владимира Супруненко "В трубочку табачку все горе закручу..."

Добавлено: 27.06.2005 г.:

Статья Ахима Франка "Метод Франка"

Добавлено: 04.07.2005 г.:

Статья Сергея Степанова "О составе трубочного нагара и его природе"

Добавлено: 13.01.2006 г.:

Статья Ф. Сайкса Уилфорда "Источники вдохновения Хироюки Токутоми"

Добавлено: 06.02.2006 г.:

Статья Якоба Грота "Сикстен Иварсон 1910-2001"

Добавлено: 13.12.2007 г.:

Статья Стефана А. Росса "Без ума от трубок"

Добавлено: 12.01.2008 г.:

1. Статья Тарека Манадили (www.theitalianpipe.com) "Иной урожай"
2. Статья Фреда Ханны "Курение трубки и решение проблем"

Добавлено: 21.10.2008 г.:

Статья Чака Стэниона "Снова Кук"

Добавлено: 28.01.2009 г.:

1. Статья Стивена Росса "Посол бриара"
2. Статья Ирвина ван Хува "Что ищет волшебник"
С уважением, Дмитрий

#2 Dym

Dym

    Трубокур

  • Модераторы
  • ФишкаФишкаФишка
  • 1246 Сообщений:
  • LocationКиев

Опубликовано 09 February 2005 - 09:42 AM

Из чего складывается цена трубки класса "high-end"

Интервью с Райнером Барби, опубликованное на сайте www.pfeifenbox.de

Самый известный трубочный мастер Германии Райнер Барби является одним из наиболее осведомленных людей в трубочном мире. Подобно Марку Тински из США, он стремится к разоблачению мифов и не пытается делать секрета из своей работы. В этом обширном интервью он говорит о ценах.
Барби излагает свою точку зрения на основные критерии ценообразования, делая акцент на действительной стоимости изделия, а не на стратегии получения максимальной прибыли. Он рассматривает конкретные затраты на производство и дистрибуцию товара, а затем анализирует влияние трансатлантической торговли и рынка подержанных трубок.

Часть 1. Я называю себя мастером

Вопрос: Трубки Барби действительно так дороги, как они иногда позиционируются? Каков сегодня начальный уровень цен?

RB: Начальный уровень цен – приблизительно 250 евро. Трубки среднего уровня стоят в пределах 650 евро, а цена изделий топ-уровня – примерно 1250 евро, но таких я делаю всего три или четыре в год.
Считаете, это дорого? Мы говорим об абсолютных или относительных величинах? Если мы рассматриваем цену изолированно, вне бюджета потенциального покупателя, возможно, это субъективно и дорого. Вне сомнений, этому уровню цен соответствуют только лучшие трубки, как фабричного, так и ручного изготовления.
Когда Вы выбираете вещь, ключевым является ее стоимость. Она определяется, по крайней мере, по двум критериям. Во-первых, по уровню мастерства, хотя восприятие этого в значительной мере у каждого субъективно. Не каждый в состоянии классифицировать трубку, а многие просто не имеют должного опыта для сравнения. В самом деле, где они могут получить информацию для экспертной оценки?
От книг проку мало. Там, в основном, описано различие между first'ами и second'ами с градацией трубок по рисунку и безупречности древесины. Другой метод классификации – разделение трубок на фабричные, полуручной работы и трубки "high-end". Однако когда мы обсуждаем трубки "high-end", немногие из авторов предлагают конкретные способы их градации. От розничных продавцов так же мало помощи, так как они черпают информацию из тех же книг, что и их клиенты. Кроме того, у них нет времени для глубокого изучения вопроса. Конечно, из любого правила есть исключения.
Возможно, данная проблема не столь существенна, т.к. большая часть покупок трубок, так или иначе, имеет эмоциональную мотивацию. Обратите внимание на то, чем Вы руководствуетесь при выборе оборудования "hi-fi"? Правильно, техническое исполнение должно соответствовать самым высоким стандартам, это же, кстати, относится и к трубкам.
Лично я именую себя мастером. Для меня совершенствование мастерства – главное. Это означает, что мастерство первично, а уникальность изделия вторична. Честно говоря, меня коробит, когда я вижу маскировку убогого мастерства под 'искусство'. Признаки этого всегда одинаковы: симметрия игнорируется; чубук соединен с чашей криво; одна сторона чаши свисает, а другая завалена, кроме того, одна стенка чаши толще другой и т.п. Я думал, что причина этого – плохой глазомер, но сейчас, я убежден, это просто элементарное отсутствие контроля. Принцип, что мундштуки должны иметь идеальную подгонку и доводку, сравнительно недавно закрепилось в арсенале ремесленников. И, например, появление стружки в чаше крайне возмутительно. Это как если электрик соединяет провода на скрутке, только электрик их так никогда не оставит. Коллекционер, в конце концов, однажды вынесет свой окончательный приговор, сказав, что он "слишком беден, чтобы позволить себе покупать дрянную работу".
Второй критерий ценности трубки – редкость, что включает рисунок и безупречность бриара. Есть еще любители трубок, которые думают, что они смогут приобрести совершенный straight grain за 100 евро. Причем довольно много людей в это верят. Такая вера зиждется на отсутствии знаний о бриаре как сырье. Еще раз подчеркну, что курильщики не виноваты в своем невежестве. У меня самого от трубочной литературы волосы дыбом, там, в основном нет ничего, кроме сказок, начиная с мифов о корсиканском бриаре. Вряд ли трубочник-любитель хоть единожды посещал мастерскую по распиловке бриара и имеет представление о выходе продукции высокого и среднего качества. Иначе бы он знал, что сочетание безупречности материала и идеальности рисунка встречается реже, чем совершенный алмаз.

Вопрос: То есть цена трубки зависит от уровня мастерства в сочетании с редкостью материала?

RB: Нет, конечно, нет. Вы должны добавить такие факторы, как дизайн и курительные качества, хотя последнее не очевидно пока трубка не используется по назначению.
Стиль – гармонию линий трубки – теоретически можно отнести к субъективному фактору. Но это – только теория. Практически, все изделия ручной работы подчинены основной эстетической формуле, известной как 'золотое сечение'. Относительно просто создать форму, основанную на рисунке бриара и устранении изъянов, но бесконечно более трудно сделать это стилистически совершенным способом. Посмотрите на многие итальянские straight grain'ы и сравните их с работой ведущих датских мастеров. У самоуверенных итальянцев критерии изготовления вращаются исключительно вокруг рисунка, и они продолжают без намека на затруднения продавать свои асимметричные и причудливые 'автографы' как 'искусство'.
Лично, я просто не могу придерживаться такой ценовой политики. Когда я был учеником, каждый мой пенни был заработан трудом. Я был вынужден установить шкалу "ценность – деньги" и соответственно оценивать трубки. Такой подход остается для меня догмой до сего дня. Не имеет значения, говорим ли мы о трубках ручной работы или фабричных изделиях: цены должны быть доступными, понятными и ориентированными на потребителя. Мы, ремесленники, конечно, хотели бы, чтобы нас оценивали и баловали как Ван Гога, но в действительности мы остаемся ориентированными на пользователя мастерами, несмотря на случайные попытки покрыть нехватку основных умений и навыков, маскируя изделие как 'искусство'. Каждый акцент трубочного мастера должен ассоциироваться с 'мастерством', даже притом, что некоторым может не понравиться такой низкий уровень идентификации нашего ремесла.
(November 23, 2003)

Часть 2. Большинство коллекционеров уже имеет достаточно трубок

Вопрос: Чем оценивается уровень затрат с точки зрения резчика, принимая во внимание его финансовые потребности?

RB: Лично, я – один из тех производителей, которые не могут расчитывать на деньги супруги, пенсию или другую работу в качестве основного дохода. Начиная коммерческое изготовление трубок я был вынужден работать на принципе самоокупаемости, я не мог позволить себе устанавливать "цены престижа" либо пользоваться средствами моих друзей и родственников для удовлетворения своего хобби. Все просто – я должен был рассчитать цену моих трубок исходя из объема выпуска и рынка. Бог знает, как это не легко. В современной экономической ситуации мы вряд ли можем позволить себе установить цены подобно автомеханику или водопроводчику. В то время как такие специалисты могут легко запрашивать 70 евро в час, доходы производителей трубок нигде не приближаются к этой величине.
Цена нашего основного сырья – бриара высшего качества – начинается с 30 евро за блок. Добавьте приблизительно 8 евро на материал для мундштука, морилку, полироль и материал для пескоструйки. Кроме того, на трубку в среднем необходимо два блока, так как мы, high-end мастера не можем позволить себе шпатлевок. Таким образом, инвестиции в сырье составляют 68 евро. Помимо этого мы должны включить в стоимость трубки арендную плату за мастерскую, оплату электричества и отопления, амортизацию машин и инструментов. Из-за низкой производительности данные затраты составляют 18 евро на трубку. Таким образом материально-сырьевые затраты достигают 86 евро на трубку.
Поскольку на трубку high-end уходит день работы, мы добавляем восемь раз по 15 евро – минимальную почасовую заработную плату рабочего в Германии.
Это означает, что каждая трубка, покидающая мастерскую, будет стоить 206 евро, но здесь не учтено время, которое необходимо резчику для решения других задач: снабжения, связей с клиентами или работы офиса. На это я когда-то решил добавлять три с половиной часа в день. Так что добавьте три раза по 15 евро, и цена будет уже 251 евро.
Сколько резчик может добавить к цене, чтобы иметь финансовый резерв? Хорошо, мы сумеем обойтись минимумом, который ни один деловой человек не счел бы приемлемым. Мы примем только десять процентов. Таким образом, добавив 25 евро, мы достигнем цены производителя 276 евро за трубку.
Конечно, эти вычисления ничего не означают для покупателя, так как он будет платить розничную цену. И это – именно то, где начинается драма: так или иначе, трубка должна добраться до клиента. Это означает, что оптовый торговец, импортер или другой дистрибьютор должны будут позаботиться о трубках. Дистрибьютор покупает трубки и передает их своим служащим, при этом, заметьте, он не может быть уверен, что продаст их. Его сотрудники ездят с товаром по стране, создавая тем самым затраты на дистрибуцию. Им нужны автомобили, гостиничные номера и деньги на другие расходы. Причем не каждый визит к розничному продавцу успешен. Затраты, которые несет оптовый торговец или дистрибьютор, обычно составляют 80-100% от цены, которую он заплатил за товар. Приняв нижнюю планку наценки, мы увидим, что трубка стоит уже 496 евро.
Но это – еще не конец истории. Розничный продавец несет свои затраты. Он имеет огромную арендную плату и счета за электроэнергию и тепло для магазина, он должен платить сотрудникам и проценты банку за кредит. Увы, трубки "high-end" не покупают как ежедневные газеты, а деньги сейчас не тратят так легко, как в 70-80-е, и, кроме того, у большинства коллекционеров уже достаточно трубок. В настоящее время мы рассчитываем на магазины, покупающие в среднем шесть трубок мастера high-end – немного больше, если мастер известен, и меньше в других случаях. Таким образом, чтобы иметь возможность продавать все это, розничный продавец будет использовать повышающий коэффициент к оптовой цене, равный 2,2. И даже в этом случае он сможет держаться на плаву, если трубки – не единственный его товар. Иначе, он разорится. Волшебное слово – 'смешанные затраты' ('hybrid costing') – приносит большую выгоду любителям трубки.
Приведенный расчет – основной образец того, как определить цену высококачественной трубки high-end . И результат? Магазинная цена средней трубки мастера должна быть 1091 евро, и это – без учета его затрат на творчество и без резерва на финансовые риски. Сделаем расчет снова, взяв сопоставимое занятие, общепринятую зарплату, отпускные, оплату отпуска по болезни и платежи социального страхования? Думаю, нет. Если мы установим цену на основании такого расчета, немногие позволят себе купить трубку ручной работы. Особенно с учетом того, что на каждые 10 евро, которые резчик добавляет к цене, клиент платит 40. И еще одна мысль: почему так много весьма уважаемых производителей трубок отменяют телефоны, продают мотоциклы или возвращаются к прежней работе, чтобы иметь немного денег и субсидировать их в свою страсть резать трубки?

Вопрос: Конечно, все это основано на концепции дистрибуции, существовавшей в доинтернетовскую эру. Разве мы сейчас не можем исключить из цепочки "производитель – покупатель" импортеров и розничных продавцов?

RB: Ну хорошо, прежде всего, цены в Сети не столь уж низки, если мы полагаем, что резчики устранили традиционную маркетинговую цепь и доходы поступают непосредственно им в карман. Хорошо, мастер может быть на 20% дешевле, продавая через Интернет, а 20% от 1000 евро – приличная сумма. Я сделал бы это, если бы это было так легко. Но я не знаю ни одного прямого интернет-продавца с международной репутацией. И, как показывает EBay, только за очень уважаемые бренды дают высокую цену. Купите Банга или Формера и Вы увидите, что я имею в виду. Вы всегда получите за него хорошую цену и не потеряете слишком много, если трубка перестанет вам нравиться.
Во-вторых, покупка трубки – это нечто большее, чем удовлетворение потребности. Покупка трубки – это способ провести досуг. Например, я хочу вознаградить себя после трудностей напряженного дня. Или я хотите пообщаться, или похвастаться своим безупречным вкусом. Или что-либо иное. Только одно почти наверняка – я на самом деле не нуждаюсь в еще одной трубке.
Конечно, есть люди, которые коллекционируют определенный бренд, и есть завсегдатаи распродаж. Есть люди, которые наслаждаются, проводя время в поиске вещей для украшения своего стола. Интернет-предложения также привлекательны для коллекционеров, пытающихся заполнить промежутки на своих стойках … . Но с другой стороны, я бы предпочел воочию увидеть и потрогать предмет, который я хочу купить.
Не хочу никого обидеть: что я реально вижу, когда товар предлагается через Интернет? Я имею плохую фотографию, несколько размеров и репутацию продавца. Это хорошо для некоторых американцев, которым нужно добираться 300 миль до ближайшего магазина. Но в Европе, мы обычно в получасе езды до ближайшего продавца, где можно осмотреть полки и сравнить изделия. Вы можете поторговаться, выпить кофе, причем бесплатно, и иногда даже получить банку табака в подарок. Это – удовольствие, забава. Обратите внимание, я говорю о новых трубках. Рынок подержанных трубок имеет свои правила, и, кстати, немецкие розничные продавцы по-дурацки пренебрегают этим рынком.
Проще говоря, я должен признать, что Интернет привел к прогрессу в одном: рынок трубок никогда не был столь прозрачен как сегодня, и в разнообразии, и в ценах. Но это, наряду с новыми возможностями, дает и дополнительные риски. Мне известны легковерные люди, которые оказались в глупом положении при получении заказанных вещей, а эти вещи затем очень быстро становились новыми лотами на Ebay.
Что касается моих изделий, то, как было сказано выше, я должен предлагать превосходную цену вкупе с первоклассной репутацией. В этом смысле ценовая политика некоторых других мастеров существенно не отличается. Напротив, когда я анализирую ценовую политику некоторых производителей трубок в последние годы с учетом некоторого таинственного элемента 'известности', я всегда задаюсь вопросом: кому такие трубки доступны? Но есть бесконечная череда стажеров, которые тоже претендуют на оплату по часам или вознаграждение за репутацию, и они тоже стремятся выиграть. Вот их ценовая политика нередко полностью игнорирует действительность, по крайней мере, действительность средних ремесленников, зарабатывающих себе на жизнь.
Поэтому я всегда считал важным, чтобы трубки Barbi начального уровня были соизмеримы по цене с высококачественными фабричными трубками – и при этом каждая трубка будет сделана по тем же стандартам мастерства, что и top-ряд Barbi. Это – то, где я никогда не пойду на компромиссы. Мое имя – это гарантия высокого мастерства,  приемлемой цены и первоклассного обслуживания. Каждая трубка, которая покидает мою мастерскую, несет часть моей души. Именно поэтому я всегда даю полную гарантию, независимо от того, кто делает ошибку – пользователь или я. Покупая Barbi, Вы покупаете меня. Я буду в вашем распоряжении в любое время.
Я думаю, что удовольствие, наслаждение и счастье – это именно те вещи, в которых мы нуждаемся в наше напряженное время больше всего, и я рад быть Вашим партнером в достижении этой цели. Именно поэтому я рассматриваю Barbi машинного производства как часть своего будущего. Они удовлетворят самый максимальный спрос, как и мои high-end трубки, за исключением того, что они не будут настолько редки. Цель будет состоять в том, чтобы обеспечить удовольствие, доступность и мастерство на самом высоком уровне, но по умеренной цене.

(27.11.2003 г.)

Часть 3. США – обширная страна

Вопрос: Есть существенное различие между ценами европейских трубок на их родном континенте и в Америке. В эру глобальной торговли через Интернет это вызывает удивление и вряд ли является удачным рецептом для успеха. Как Вы себе представляете трансатлантические ценовые механизмы и их влияние?

RB: Есть такое правило: цены на индивидуальных рынках зависят от покупательной способности соответствующей валюты. Цены отражают обменные курсы, а также служат барометром предположения относительно ожидаемой динамики рынка.
Один из моих любимых примеров – МакДональдс. Когда мы где-либо (в мире) покупаем стандартный бургер, мы видим соотношение между курсом валюты и покупательной способностью. Многие продавцы самых разнообразных изделий ввели эту систему и регулируют цены по странам. Другой пример – потребность в выравнивании цен в странах с сильной и слабой покупательной способностью. Вопрос заключается в получении максимального дохода при оптимальной стоимости. Этого придерживаются, например, автомобилестроители. Если Вы реимпортируете немецкий автомобиль из Дании, то обнаружите, что датский торговец получил его дешевле, чем его немецкий коллега, но из-за более высоких налогов автомобиль имеет примерно такую же розничную цену, что и в Германии. Я знаю, что это не относится к нашему вопросу, но данный пример иллюстрирует, что многие производители регулируют экспортные цены в соответствии с условиями конкретных рынков.
Когда мы, европейские производители трубок, имеем дело с американским рынком, то сталкиваемся с разными проблемами. С одной стороны, мы должны принимать во внимание колебания обменного курса – не только кратковременные, но и долгосрочные. В данный момент мы столкнулись с проблемой резкого падения курса доллара и несем из-за этого финансовые потери до 20%.
С другой стороны, мы не можем игнорировать тот факт, что континенты разделены океаном, а это означает существенные 'судоходные' затраты. Я уже показывал, что на каждый евро, который производитель добавляет к цене, клиент платит четыре. Судоходные производственные издержки оплачивает продавец. Возьмем пакет из десяти трубок, стоящий 2000 евро. Мне нужен час, чтобы подготовить пакет к отгрузке, это стоит 35 евро за работу. Я должен доставить пакет в Гамбург, это – 80 км по 60 центов за км, т.е. еще 48 евро. Поездка займет полтора часа, это добавит еще 47.50 евро за работу. Сама отгрузка стоит 120 евро. Итак, пакет подорожает на 250.50 евро. Это поднимет цену производителя с 200 до 225.50 евро за трубку, а розничную цену – до 902 евро. По сегодняшнему курсу это 1118 долларов.
Следующий аспект – стоимость дистрибуции. США – большая страна примерно с 30 специализированными магазинами, продающими большое количество high-grade трубок. Вы не сможете легко организовать собственную систему дистрибуции, как, например, в Германии, где это так же легко, как открыть туристическое агентство. Если в Германии расстояния между магазинами примерно 50 км, то в США – порядка 300 км, что соизмеримо с размерами государств в Европе. С этой проблемой сталкивается любой импортер. Разумеется, материальные и временнЫе затраты увеличивают стоимость изделия. Именно поэтому накрутка американских импортеров (75-100%) намного выше, чем в Европе (30-50%).
Расчеты стоимости американских импортеров часто описывают как бесстыдные. Многие даже призывают к бойкотам – но, извините, дистрибьютор – не благотворитель для любителей трубок. Он должен, по крайней мере, покрыть расходы, тем более он не выбирает товар, он покупает пакеты. Это влечет за собой риск финансовых потерь при длительном времени продаж.
Некоторые производители имеют свою ценовую политику для США, но она мне непонятна. Например, есть производители, которые поставляют трубки непосредственно в розничную сеть и чьи накрутки не связаны с высокими затратами на дистрибуцию. Не то чтобы я ревнив, некоторые производители получают справедливые деньги за свой товар. Но такие бренды обычно скудно представлены в розничном секторе.
'Плата за имя' – следующая проблема после освященного веками лозунга 'рынок диктует цены'. Эта модель работает, пока производители поставляют небольшой объем продукции и она дефицитна. Другие производители пытаются получить прибыль, поддерживая философию, что цена определяет привлекательность товара. Не имею ничего против этого, пока соблюдается баланс между ценой и качеством. Но если Вы пытаетесь выжать максимальную прибыль, возникнут проблемы и для коллекционеров и для производителей. В конечном счете, такая стратегия может привести к исчезновению бренда. Мы не должны забывать, что потребитель решает нашу судьбу. Только удовлетворенный клиент будет постоянным клиентом.
Лично я не поддерживаю такие системы маркетинга. С одной стороны, я всегда развивал принцип широкой дистрибуции. Для этого нужны розничные продавцы. Но с другой стороны, и это важно, я нуждаюсь в ценовой иерархии, которая является жизнеспособной и ориентированной на рынок. Согласен, есть коллекционеры, которых разница в 500 евро не заботит. Но большинство моих клиентов – люди, чьи бумажники не трещат по швам от денег. Я должен принимать это во внимание и пытаться влиять на ценовые решения моего импортера. Такие конфликты стоят времени и нервов, но это – позиция, где я всегда буду последователен.
И самый важный аспект: мои цены должны учитывать возможность 'плохих периодов'. За прошедшие 30 лет я помню много уважаемых производителей, получавших максимальную прибыль в 'хорошие периоды' и исчезнувших, когда на рынке настали 'плохие времена'. Я всегда считал их деловую стратегию близорукой, хотя и не могу осуждать их. Я просто сомневаюсь в их шансах на успех. В конце концов, эти мастера должны продавать свои изделия и жить на это. Пока условия благоприятны, они пробуют продавать по высоким ценам на самых богатых рынках. То, что не продано там, они поставляют на более слабые рынки по более низким ценам. Это объясняет, почему самые ценные изделия идут в Штаты, а менее привлекательные – в Европу. Такие схемы часто поддерживаются раздутой системой аттестации, когда нет никакого верхнего предела градации по качеству, или трубки клеймят множеством забавных символов. Я считаю, что такой грейдинг – это просто надувательство, согласны?
Интернет дает нам возможность сравнивать товары, предлагаемые к продаже. Как часть глобализации Сеть представляет собой форум для ценовых и качественных сравнений. Если есть различие между ценами на складе B@M и в Интернете, это только на пользу покупателю, правильно? В то же время, покупатель может к собственной выгоде использовать колебания валют и различия в их покупательной способности. Это хорошо, но все это верно только для фабричных трубок. Если я покупаю трубку Х номер формы 233, есть резон делать покупку в Сети. Здесь акцент не на индивидуальном выборе, а на самой низкой цене за изделие, разработанное как камера сгорания для табака.
Меньше преимуществ я виже при интернет-покупке трубок ручной работы. В этом сегменте рынка важна особенность и индивидуальность. Покупка фрихенда обычно продиктована личной близостью, сродством. Это что-то вроде проявление симпатии к специфическому объекту – трубке, и с моей точки зрения, это требует и времени и непосредственного общения с трубкой. Для меня это означает возможность посмотреть, потрогать, обдумать свои впечатления. А это я могу сделать только 'живьем', при личном контакте с трубкой. Это можно сделать только там, где я могу подержать, почувствовать запах и вес изделия. Это означает, что только розничный продавец B@M способен удовлетворить эту мою потребность.
В США мы сталкиваемся с радикально другим масштабом географических расстояний между курильщиками и розничными продавцами. Это, видимо, основная причина популярности интернет-торговли в Штатах в отличие от Европы, где интернет-бизнес high-end трубок еще в зачаточном состоянии. Естественно, Интернет-торговля является причиной бурного развития в Штатах рынка подержанных трубок. Покупка high-end трубки в Сети похожа на покупку вслепую и, потому, в ней мало места эмоциям. Покупатели главным образом ориентируются на грейды и бренды, которые зачастую приходится принимать на веру. При этом случаются и 'неудачные' покупки, а это побуждает коллекционера повторить попытку и продать непонравившееся приобретение на рынке подержанных трубок. Так как это ведет к финансовым потерям, неизбежно начинается следующий раунд: чтобы минимизировать потери в будущем, коллекционер пытается использовать Интернет и разницу цен в США и Европе. Он даже пробует покупать трубки непосредственно у европейских мастеров, и иногда ему везет. В конце концов, есть же производители, которые продают изделия в Сети. Дело в том, что не всегда они делают это по собственной воле. Что можно сделать с трубками, которые розничные продавцы брать не хотят?
Это означает, что коллекционеры могут купить по разумной цене в основном трубки, отклоненные розничными продавцами. Но как только они осознают ошибочность покупки, они начинают нести новые потери, перепродавая их в Сети.
Есть так много условий, которые определяют различие в уровне цен на  континентах. Я не вижу прямого влияния цен на одном континенте на цены на другом кроме старого правила, гласящего, что 'высокие цены тянут низкие вверх'. В определенный момент будет достигнут пункт, когда европейские цены на трубки станут выше американских, и все начнется заново.
Я убежден, что в трубочном бизнесе наивная экономическая доктрина, гласящая, что 'рынок заставит цены понижаться', неприменима. Причина проста: динозавры умирают, а достойной замены, способной поставлять трубки такого же качества, нет. С другой стороны, в следующем десятилетии ситуация может измениться. Я предполагаю, что из молодых резчиков Америки вырастут элитные мастера. Возможно, это даже приведет к закату датской эры в создании трубок.

(06.01.2004 г.)

(продолжение следует)

Перевод и редактирование выполнено Сергеем Степановым (Sergey, stepanov@kr.ru) с любезного согласия г-на Р. Барби и г-на M. Фаррента, владельца сайта www.pfeifenbox.de.

Райнер Барби сообщил, что работа над последним (четвертым) интервью еще не завершена. Когда он закончит, он даст знать. Статьи, которые размещены на его сайте, а также те, которыми  Р. Барби будет дополнять свой сайт, он разрешил помещать на нашем сайте, как в оригинале, так и переводы.
Сайт Райнера Барби: www.barbi-pipes.com/

10.11.2004
С уважением, Дмитрий

#3 Dym

Dym

    Трубокур

  • Модераторы
  • ФишкаФишкаФишка
  • 1246 Сообщений:
  • LocationКиев

Опубликовано 09 February 2005 - 10:15 AM

Г.Л. Пиз "Out, Damn Spot!"

Журнал Pipe Friendly Magazine, год не указан, Vol.5 No.4.
Оригинал статьи: http://www.glpease.com/Articles/index.html

На протяжении многих лет я коллекционировал подержанные трубки, оценивая их историю, ценность и состояние старых экземпляров, доставшихся мне иногда в плачевном виде. Я был счастлив, возвращая старым трубкам жизнь, восстанавливая их прежнюю красоту и наслаждаясь их замечательными курительными свойствами. Тем не менее, иногда трубки, которые были хорошо отреставрированы и красивы, курились "невкусно". Этому есть много причин, прежде всего – то, как о трубке заботился ее прежний владелец. Если мундштук забит смолой, табачная камера закисла, толщина нагара велика и он рыхлый, трубка вряд ли будет куриться "вкусно". К счастью, эти дефекты легко устраняются удалением нагара и чисткой трубки с небольшим количеством алкоголя.
Иногда память о прежнем владельце – это запах куримых им табаков, который как призрак задержался в трубке и постоянно вторгается в аромат вашего любимого табака. То же самое происходит, когда мы переходим от одного типа табачной смеси к другому, особенно от ароматизированных табаков к натуральным английским смесям. Бриар к этому очень чувствителен.
После нескольких лет экспериментов я разработал метод "освежения" старого бриара почти до его "естественного состояния".
Все началось, когда на телеконференции кто-то пожаловался на запах нафталина из недавно приобретенной старинной трубки. После некоторого размышления, я порекомендовал применить для удаления запаха активированный уголь. Я посоветовал немного нагреть чашу трубки и наполнить ее активированным древесным углем. Идея, как мне сообщили, привела к успеху! Это дало толчок к разработке более агрессивного подхода.
Я предпочитаю не ароматизированные табаки. По моему мнению, если из трубки курили Chocolate Cherry Jubilee, Raspberry Delight, Vanilla Mango Swirl или нечто подобное, более подходящее для ароматизации мороженного, нежели табака, это почти безнадежно. Бриар хорошо впитывает и навсегда удерживает сильные ароматы, и я не мог от них избавиться, несмотря на годы экспериментов с различными методами, в том числе неординарными. Я наполнял табачную камеру солью с алкоголем, обкуривал различными табаками, запах уходил, но спустя недели проявлялся вновь. И даже срезание нагара до бриара, чистка трубки алкоголем и колдовство при полной луне не приводили к успеху.
Каждый последующий усовершенствованный способ вселял в меня надежду, что трубка будет избавлена от "запаха-призрака", но на полпути оказывалось, что при курении он снова возникает. У одной трубки аромат, доставшийся ей от прежнего владельца – любителя ароматизированных Ванилью табаков, сохранился даже после нескольких лет курения. (Нет ничего плохого в ароматических табаках, но их аромат стоек как Leopard Gecko и неприемлем для МОЕЙ трубки или для трубки, которая должна стать МОЕЙ!)
Любой сильный табак оставляет аромат в трубке. Латакия и Перик широко используются как приправа к Вирджинии. Однако, по моему опыту натуральные табаки, даже Латакия, чувствуются на протяжении дюжины или около того трубок после того, как в них данный табак последний раз курили. Совершенно иначе обстоит дело с наиболее тяжелыми искусственными ароматами!
Ароматические компоненты натуральных табаков более летучи, чем искусственно приправленные ароматы и легко выкуриваются из трубки. Тяжелые искусственные ароматы наоборот проникают в нагар и даже непосредственно в структуру древесины, что делает их удаление весьма проблематичным. У меня были трубки, которые были так насыщены ароматическими компонентами, что когда трубка была еще теплой, их запах ощущался даже на внешней поверхности чаши.
Почему это случается? Когда трубка курится, при нагревании древесины мелкие капилляры открываются, и влага, один из побочных продуктов горения табака, глубоко проникает в поры древесины. Бриар, как и любая древесина, лучше адсорбирует в нагретом состоянии. Я полагаю, именно поэтому большинство методов не дали положительного результата. Чтобы его достичь, древесину нужно нагревать до той же температуры, что и при курении трубки. Это позволит порам открыться и облегчит улетучивание органических веществ, в том числе и ароматических. Кроме того, необходима субстанция, которая способна поглотить или адсорбировать эти летучие компоненты. Конечно, необходима осторожность, чтобы ни в коем случае не повредить бриар.

Это все теория. Но как это сделать на практике?

У меня был прекрасный старый GDB, который, к сожалению, невозможно было нормально курить. Было выкурено множество трубок с насыщенными латакиевыми смесями, но годы курения табаков с фруктовыми ароматами (Fruit Loops) оставили неизгладимый след на аромате трубки. Малина и Латакия – плохие партнеры. Но я решил найти способ изгнать демона. И даже полагая, что, сделав что-либо неправильно рискую потерять трубку, принял решение, что, пожертвовав этой трубкой для науки, заплачу не слишком большую цену, если результатом будет метод, который будет работать. С этим я и продолжил мои эксперименты.
Я удалил риммером нагар до бриара, предварительно нагрел электрическую духовку до 220°F (104°С) и выключил ее. После удаления мундштука, я наполнил табачную камеру гранулами активированного древесного угля для аквариумов. Поместив трубку в духовку, я оставил ее до полного охлаждения печи – примерно на час. Первое испытание дало результат, но не стопроцентно успешный. Я думаю, ароматические вещества частично мигрировали обратно в древесину, когда она охлаждалась.
Я снова нагрел духовку, поместил новую порцию активированного угля в табачную камеру и попробовал еще раз, на сей раз, удалив трубку из печи приблизительно через 30 минут. Никакого заметного отличия от результата первого эксперимента не было обнаружено.
В результате бесед с моим другом Тревером Талбертом, опытным трубокуром, постоянно экспериментирующим с бриаром, я получил важную информацию – бриар нагревается очень медленно. Тревер объяснил, что необходимо несколько часов для достижения температурного равновесия трубки с окружающей температурой. Ясно, что кратковременное пребывание моей трубки в "сауне" недостаточно для достижения поставленной цели.
Я снова нагрел духовку, на сей раз установив термостат на 180°F (82°С), зная по предварительному тестированию, что температура в пустой духовке будет от 180°F (82°С) до 200°F (93°С), что значительно ниже температуры, при которой бриар подгорает. Пустую и без мундштука трубочную чашу я поместил в духовку на верхнюю полку подальше от нагревательного элемента (излучателя) и оставил на три часа.
После удаления из духовки горячей трубки, я наполнил табачную камеру активированным древесным углем и поместил это обратно в духовку еще на три часа. Когда трубка была извлечена и уголь из камеры высыпан, не было абсолютно никаких следов предшествующего "аромата". Это ли не успех? Доказать работоспособность метода предстояло курением.
После охлаждения чаши мундштук был поставлен на место, табачная камера наполнена не ароматизированной смесью, чтобы отчетливо уловить любые остаточные ароматы из трубки. Я закурил, чтобы испытать результат работы. Успех! Только в самом низу табачной камеры был небольшой намек на предыдущий аромат, но он потом полностью исчез после нескольких трубок.
Впечатленный результатом, я то же самое проделал с еще несколькими трубками из моей коллекции, нуждающимися в подобной помощи. Одна за другой эти трубки получили новую жизнь. И даже худшая из них порадовала приятной дегустацией, проведя несколько часов в духовке.
Среди дюжины экспериментов был один незначительный инцидент с лакированной трубкой. Лак облупился в нескольких местах, и вид у трубки стал довольно непривлекательный (читайте уродливый). Это потребовало косметического восстановления – пришлось удалить остатки лака и отполировать древесину с твердым карнаубским воском. В целом, не высокая цена за замечательный положительный эффект "лечения".
Трубки с восковым покрытием нуждались только в быстрой протирке мягкой фланелью, чтобы вернуть им блеск.

Предосторожности

Хотя я с большим успехом опробовал этот метод на многочисленных трубках без их повреждения, должен сообщить, что в самой процедуре есть некоторый риск.
Предостережение – вероятно, будет правильно начать с трубок, которые не имеют большой ценности перед тем, как перейти к трубкам high grade. Позаботьтесь о надлежащем контроле температуры, для этого Вам потребуется точный термометр.
Я использовал электрическую духовку, и понятия не имею, как данный метод осуществить в газовой духовке, где повышенная влажность.
Совершенно очевидно, что мундштук должен быть отделен от трубки прежде, чем трубка будет помещена в духовку. Любая трубка с декоративными деталями должна быть исследована отдельно. Высокая температура может расплавить пластмассу и повредить клей, на который посажены кольца, полосы и другие украшения.
Активированный древесный уголь имеет несколько форм. Я с успехом применил гранулы, используемые в фильтрах для аквариума. Порошкообразный активированный уголь тоже пригоден, но с ним трудно иметь дело, так как он сильно пачкает руки и предметы. Можно использовать зерненный активированный уголь.
Для измерения температуры я использовал цифровой термометр с термодатчиком, который можно установить в духовке около трубки. Он может быть куплен в магазине, где продают кухни, и стоит приблизительно 20 $. Некоторые термометры имеют звуковой сигнализатор превышения температуры. Я рекомендую именно такой, если Вы планируете экспериментировать.
Наконец, требуется время для стабилизации бриара после обработки. Не спешите вставлять мундштук. Если он вставляется туго, подождите несколько часов, день, или даже несколько дней. Не торопитесь! Бриар после такой обработки сухой, и, вероятно, более хрупкий, чем обычно.
Если Вы решили попробовать этот метод, пожалуйста, помните, что это все на Ваш страх и риск. Ни издатель, ни я не несем ответственности за возможные повреждения трубки! Я хотел бы узнать о Ваших результатах. Пожалуйста, не стесняйтесь написать мне в glp@glpease.com

Приложение:

Смелый исследователь Вилл Вебб написал, что восстановил этим методом нескольких старых Comoys, которые имеют металлические кольца на чубуке. Такие кольца присутствует на некоторых ранних трубках – некоторых Royals, ранних Grand Slams и некоторых Virgins, изготовленных Comoys. Вилл Вебб был обеспокоен поведением колец на чубуке в процессе обработки, но был рад сообщить об успехе! Никаких повреждений не произошло, все ОК. Он отметил, что иногда трубке требовалось несколько дней отдыха после "лечения" прежде, чем был вставлен мундштук, и предостерег, что насилие над мундштуком – очень плохая идея. В первом эксперименте Вилл сломал мундштук. В последующих опытах он достаточно долго ждал стабилизации древесины, и все было нормально. Восстановленные Comoys теперь стали его любимыми трубками! Спасибо за усовершенствование метода, Вилл!

Перевод с английского языка и редактирование выполнено Сергеем Степановым (Sergey, stepanov@kr.ru) с любезного согласия
г-на Г. Писа.
23.02.2004 г.
С уважением, Дмитрий

#4 Dym

Dym

    Трубокур

  • Модераторы
  • ФишкаФишкаФишка
  • 1246 Сообщений:
  • LocationКиев

Опубликовано 09 February 2005 - 10:40 AM

STANWELL

статья Андрея Штина


Компания Stanwell была основана в 1942 году Poul Stanwell Nielsen.
Производство начиналось с небольшого цеха в маленьком городке Zealand. Позднее, в 1965 году, укрупнённое производство перемещается в Borup, связанное с ростом продаж трубок. Особенно в США Stanwell стали первыми датскими трубками, которые находятся в широкой продаже в США, начиная с 1960-ых годов. Ранее, другие датские трубки, которые изготавливалась ещё до появления Stanwell, экспортировались в количестве менее ста штук в год! Компания Stanwell изменила эту ситуацию в корне! Была создана одна из наиболее автоматизированных фабрик по изготовлению трубок в Европе, которая сегодня выпускает 100-150,000 трубок в год, прежде всего для Германии, США и Дании.
Poul Stanwell можно смело причислить заслугу популяризации Датских трубок повсюду: от  Европы и до Соединенных Штатов. Увлечённый идеей создания датской трубочной фабрики, которая могла бы конкурировать с лучшими английскими производителями трубок, Poul Stanwell начал своё производство под именем "Kyringe". Но это название в последствие не было принято и было изменено на Stanwell чтобы курильщики трубки полагали, что это трубки британского производства (если вы будете любопытны, то найдете много одноимённых английских названий). Во время и после второй мировой войны трубки английского производства уже считались классическими. Отсюда и понятен ход мысли Poul Stanwell: с чего-то нужно было начинать.
Первой трубкой, выпущенной под логотипом Stanwell, стала трубка формы "бульдог" (shape 32), которую вы и до сих пор можете найти на прилавках табачных лавок и трубочных магазинов.
Первые трубки были именно классических форм и изготавливались из бука. Но если посмотреть на положение дел в Европе, то становилось всё очень даже понятно. 1942 год. Вторая Мировая война в самом разгаре. Импорт английских и французских вересковых трубок в Данию был просто не возможен! Крупные производители ринулись снабжать армию трубками и табачными изделиями - это же гарантированные заказы. Нельзя было гарантировать надёжную доставку трубок и материалов для их изготовления в условиях войны. Так что создание собственной фабрики по производству трубок в Дании было просто необходимо.
Poul Stanwell добился признания высокого качества изделий своей компании по всему миру. Компанией производятся вересковые трубки в широком ценовом диапазоне. Благодаря этому трубки марки Stanwell находят своих покупателей среди большинства курильщиков трубки. В каталоге компании есть трубки и классических форм, и форм отличающих датский трубочный дизайн от всех остальных, и уникальные трубки, изготовленные различными датскими мастерами специально для компании Stanwell.
Трубки компании Stanwell хороши ещё и тем, что за небольшую цену вы получаете трубку с отличными курительными качествами. Эти элегантные трубки классического и прогрессивного дизайна вырезаются из тщательно отобранного сырья - бриара, поставляемого из Корсики и Греции.
Компанией Stanwell уделяется внимание современному техническому оснащению фабрики. Создание высокотехнологичной поточной линии, является необходимым условием для создания высококачественных курительных трубок по максимально доступным ценам. Хотя производство компании Stanwell очень эффективно, но каждый корневой кап вереска отбирается вручную. Для трубок некоторых форм особенно внимательно. Компания гарантирует, что каждая трубка полностью осматривается на предмет качества перед отправкой с фабрики, гарантирующей очень высокое качество своих трубок, имеющих превосходные курительные свойства.
История компании Stanwell не будет полной, если не упомянуть имя известного Датского мастера, можно сказать уникального трубочного мастера, Sixten Ivarsson. Его деятельность в компании Stanwell на должности шеф-дизайнера полностью изменила начальный вид создаваемых трубок! Более 30 лет он оставался дизайнером трубок компании Stanwell. Сегодня его место занимает 44-летний Том Eltang также хорошо известный как мастер создающий уникальные трубки ручного изготовления.  Для расширения ассортимента компании, создания уникального дизайна курительной трубки делали свои разработки буквально все великие датские мастера, такие как S. Bang, Chonowitsch, Ilsted, Anne Julie и другие. Многие из форм Stanwell теперь стали классическими, которые используются многими производителями и мастерами по изготовлению курительных трубок.
Компанией выпускаются трубки  под логотипом Stanwell, т.н. "firsts", но также и экспортируется "seconds" под другими торговыми марками такие как, Royal Danish, Royal Guard, Sovereign, Danske Club.
Основатель компании Poul Stanwell умер в 1982 году. Сегодня компания Stanwell занимает ведущее место в производстве трубок в Дании, да и, наверное, в Европе.

На сегодняшний день функционирует официальный сайт компании http://www.stanwell.dk/indexen.html. На сайте вы сможете найти каталоги, краткую информацию по процессу изготовления трубок и пр..
С уважением, Дмитрий

#5 Dym

Dym

    Трубокур

  • Модераторы
  • ФишкаФишкаФишка
  • 1246 Сообщений:
  • LocationКиев

Опубликовано 09 February 2005 - 11:07 AM

Джон Холл

140 различных сортов


В рассказах Артура Конан Дойля о Шерлоке Холмсе можно найти немало упоминаний о табаке во всех его разновидностях. Табак совсем не упоминается только в четырех из шестидесяти расследований: “Берилловая диадема”, “Пляшущие человечки”, “Львиная грива” и “Вампир из Суссекса”. Но даже в этом случае на иллюстрациях Говарда Элкока к “Вампиру из Суссекса”, напечатанному в журнале “Стрэнд”, и Холмс, и Уотсон (поскольку речь идет не о фильме, а о переводе рассказов и повестей о Холмсе, оставлен принятый там вариант фамилии доктора - прим. пер.) показаны с трубками, то есть, в то время их курительные предпочтения уже были всем известны и не требовали особого упоминания.

Монография: табак как улика

В “Знаке четырех” Холмс говорит о том, что он написал монографию, где изложил особенности пепла, по меньшей мере, ста сорока сортов табака:

“Я написал несколько работ. Одна из них под названием “Определение сортов табака по пеплу” описывает сто сорок сортов сигарного, сигаретного и трубочного табака. К ней приложены цветные фотографии, показывающие разные виды пепла. Табачный пепел – одна из самых частых улик. Иногда очень важная. Если, например, вы можете сказать, что человек, совершивший убийство, курит индийский табак, то круг поисков, естественно, снижается. Для опытного глаза разница между черным пеплом трихинопольского табака и белыми хлопьями “птичьего глаза” так же велика, как между картошкой и капустой”. (© перевод М. Литвиновой).

Мэдлин Штерн (1) предположила, что при написании своей монографии Холмс, скорее всего, ознакомился с рядом работ, таких как “Esperienze intorto a Diverse Cose Naturali” (Реди, 1686 год) или “De Conversationibus’ Venus Rebutee” (Филоне, 1722). Наиболее вероятно, по утверждению Штерн, что Холмс ознакомился с “Историей табака” Фридриха Тидеманна, последней в то время работой на эту тему, опубликованной в 1854 году, которая, очевидно, была очень близка по содержанию к монографии самого Холмса.

В “Знаке четырех” Холмс никоим образом не применяет эти экспертные знания, но в “Тайне Боскомбской долины”, где снова упоминается монография, хотя ее полное название и не приводится, он определил сорт сигары по пеплу, а потом нашел и сам окурок. Кроме того, Холмс подробно описывает сигарные окурки в “Постоянном пациенте”.

Именно благодаря сигарному пеплу удалось установить, что сэр Чарльз Баскервиль стоял какое-то время около калитки, ведущей на тиковую аллею (в повести “Собака Баскервилей”), хотя в том случае заметил это и сделал вывод не Холмс, а доктор Джеймс Мортимер. Однако в дальнейшем, при расследовании этого же дела, Холмс обнаруживает присутствие Уотсона в каменной пещере на болотах по небрежно брошенному окурку сигареты.

Окурки также позволили определить, что квартирант в “Приключении Красного круга” – женщина, а в рассказе “Золотое пенсне” Холмс выкурил неимоверное количество сигарет, чтобы увидеть на упавшем на пол пепле следы, которые позволят узнать, где потайная дверь.

В рассказе “Человек в рассеченной губой” Холмс определил, что человек, заклеивший конверт, жует табак, а не курит его. Есть несколько выводов, не касающихся напрямую расследования, но Холмс есть Холмс, и он не может сопротивляться искушению сделать выводы из очевидных мелочей, таких как упоминавшийся окурок при входе в каменную пещеру в “Собаке Баскервилей” или случая в рассказе “Горбун”, когда он определил по пеплу, что Уотсон “Курит тот же табак, что и в холостяцкие времена” (© перевод Д. Жукова. В оригинале “You still smoke your Arcadia miхture of your bachelor days” – прим. пер.). И хотя в рассказе “Желтое лицо” Холмс заявляет, что ничто не обладает большей индивидуальностью, чем трубка, за исключением, возможно, часов и шнурков для ботинок, трубка оказалась предметом тщательного исследования в единственном случае – в самом рассказе “Желтое лицо”, да и то не в связи с собственно расследованиям.

Общее количество (140) видов сигарного, сигаретного и трубочного табака тоже интересно. Если речь идет об отдельных сортах, таких как берли, перик или вирджиния, то это много, но если это - попытка охватить все различные бленды и смеси, о которых речь ниже, - то это маловато. Возможно, Холмс определил основные сорта, а потом стал изучать влияние их дальнейшего смешивания на получаемый пепел. Если сыщику удается выявить основные компоненты конкретного табака, он сможет в дальнейшем снизить круг поиска до двух-трех популярных блендов, что уже большая помощь, даже если название самой смеси определить не удастся.

Холмс-курильщик

Холмс был заядлым курильщиком, и, несомненно, ему нравилось курить. Кроме того, по крайней мере, часть своей жизни он был рабом табачного зелья. Это подтверждается тем, с какой жадностью он закурил после трех дней воздержания в рассказе “Шерлок Холмс при смерти”.

Но не было ли во всем этом еще чего-то? К счастью для нашего рассудка, мы не должны рассуждать о более сложных психологических аспектах, например, о том, был ли Холмс вскормлен грудью. Он родился в 1854 году, так что, скорее всего, так оно и было, и тем лучше. Тем не менее, в его курительных привычках есть некоторые интересные психологические моменты. В “Собаке Баскервилей” Холмс говорит, что “концентрация табачного дыма способствует концентрации мысли”, и в некоторых других случаях, например, при расследовании дела человека с рассеченной губой, он тоже создает “густой табачный туман”, всю ночь раздумывая над делом.

Успокаивающие свойства табака, возможно, помогали сыщику расслабиться и привести мысли в порядок, чтобы он мог полностью сосредоточиться на стоящей перед ним задаче, так что в этом случае табак был для него просто снадобьем и ничем больше. Это снадобье было менее вредным, чем другие, которые он принимал. Но, кроме этого, присутствует и необъяснимая загадка трубки – все это снаряжение из риммеров, топталок, коробок с табаком и прочее помогало выполнять ритуал наполнения и раскуривания трубки, ритуал, напоминающий чем-то японскую чайную церемонию. Поэтому возможно, что неизбежные перерывы, связанные с необходимостью выбить, снова наполнить и раскурить трубку, позволяли Холмсу отвернуть внимание от подробностей дела, чтобы взглянуть на них свежим взглядом, когда трубка будет снова раскурена.

В этой связи интересно отметить, что многие, если не большинство случаев, когда создавалась атмосфера “густого табачного тумана”, относятся к периоду до мнимого падения Холмса в Рейхенбахский водопад. Например, в рассказе “Человек с рассеченной губой” Конан Дойль прекрасно описывает это следующим образом:

“Он снял пиджак и жилет, надел синий просторный халат и принялся собирать в одну кучу подушки с кровати, с кушетки и с кресел. Из этих подушек он соорудил себе нечто вроде восточного дивана и взгромоздился на него, поджав ноги и положив перед собой пачку простого табаку и коробку спичек. При тусклом свете лампы я видел, как он сидит, безмолвный, неподвижный, со старой трубкой во рту, в клубах голубого дыма, рассеянно устремив глаза в потолок, и тусклый свет отражает его резкие орлиные черты. Так сидел он, когда я засыпал, и так сидел он, когда при блеске утреннего солнца я открыл глаза, разбуженный его внезапным восклицанием. Трубка все так же торчала у него во рту, комната была полна табачного тумана, а от пачки табаку, которую я видел вечером, ничего не осталось”. (© перевод М. и Н. Чуковских. В оригинале уточняется, что старая трубка была бриаровой, а вместо пачки табаку говорится о “куче”).

Во время некоторых расследований после своего возвращения, например, в рассказе “Чертежи Брюса-Партингтона”, Холмс демонстрирует более эпикурейское отношение к таким вещам, как сигары синьора Гольдини:

“Мой друг сидел в этом крикливо нарядном итальянском ресторане за круглым столиком неподалеку от входа.

- Хотите закусить? Нет? Тогда выпейте за компанию со мной кофе с кюрасо. И попробуйте сигару. Они не так гнусны, как можно было ожидать”. (© перевод Н. Дехтеревой. В оригинале уточняется, что речь идет о сигарах именно этого заведения).

Возможно, Холмс за время своих странствий на Востоке выработал какие-то внутренние навыки контроля, позволяющие ему сосредоточиться на преступлении, которое он расследовал, без огромного количества табаку. Точно так же, циники могут утверждать, что поскольку в период с 1891 г. по 1894 г. Холмс вынужден был носить все свои пожитки на собственной спине, табак стал для него предметом роскоши, от которого он, в силу обстоятельств, мог и отказаться.

Если бы можно было с уверенностью доказать, что после своего “воскрешения” Холмс стал курить меньше, это помогло бы установить время расследования таких спорных дел, как “Собака Баскервилей”, где дается одно из наиболее живописных описаний заполненной табачным дымом комнаты (т.е. это дело расследовалось до мнимой смерти Холмса - ?):

“Я отворил двери и перепугался – уж не пожар ли у нас? – ибо в комнате стоял такой дым, что сквозь него еле брезжил огонь лампы. Но мои опасения были напрасны: мне ударило в нос запахом крепчайшего дешевого табака, отчего у меня немедленно запершило в горле. Сквозь дымовую завесу я еле разглядел Холмса, удобно устроившегося в кресле. Он был в халате и держал в зубах свою темную глиняную трубку. Вокруг него лежали какие-то бумажные рулоны.

- Простудились, Уотсон? – спросил он.

- Нет, просто дух захватило от этих ядовитых фимиамов.

- Да, вы, кажется, правы, здесь немного накурено.

- Какое так “немного”! Дышать нечем!!” (© перевод Н. Волжиной)

Однако проблема может состоять в том, что Холмс и Уотсон настолько привыкли курить, что не считали необходимым отмечать каждый случай, когда один из них закуривал.

Трубки

Как отмечает Сью Вулкук (2), Холмс лучше всего известен именно как курильщик трубки. Фраза “задача на три трубки” почти превратилась в пословицу и известна даже тем, кто понятия не имеет, откуда она взялась. И вовсе не без причины: о том, что Холмс курит трубку, упоминается при описании, по меньшей мере, двадцати двух расследований. Точное количество таких упоминаний определить тяжело, потому что в таких рассказах, как “The Disappearance of Lady Frances Garfax” и “Wisteria Lodge” говорится, что Холмс “много курил”, и, хотя вероятнее всего, он курил именно трубку, утверждать это со всей определенностью нельзя.

Уотсон дает понять, что трубок у Холмса было немало. В рассказе “Шерлок Холмс при смерти” доктор замечает ‘a litter of pipes’ среди прочих предметов на каминной полке (в русском переводе “на каминной полке лежали в беспорядке трубки, кисеты с табаком…” – “Шерлок Холмс при смерти”. – прим. пер.), а в “Голубом карбункуле” у Холмса, когда он тщательно исследует шляпу г-на Генри Бейкера, под рукой подставка для трубок (“а pipe rack”). Можно с достаточной уверенностью утверждать, что для одной или двух трубок подставку не покупают.

В то же время конкретные упоминания в тексте не сразу могут подтвердить наше первое впечатление о том, что трубок у Холмса много. Есть полдюжины упоминаний старой, черной или закопченной глиняной трубки, в нескольких случаях упоминается бриар (иногда в тексте это слово пишется “brier” а не “briar”), а один раз – в рассказе “Медные буки” - речь идет о “длинной трубке вишневого дерева”, о которой Уотсон говорит, что она “заменяла глиняную в те дни, когда он (Холмс) был настроен скорее спорить, нежели размышлять” (© перевод Н. Емельяниковой). Зная Холмса, можно предположить, что это случалось не так уж редко.

Вовсе не очевидно, что бриаровая трубка, упомянутая в “Знаке четырех” та же, что упоминается в “Человеке с рассеченной губой”, так что у Холмса, теоретически, могло быть любое количество бриаровых трубок. В то же время, трубка могла быть одна и та же, причем она могла оказаться и той “безвкусной (противной) трубкой”, о которой говорится в “Долине страха”, поскольку трубка вполне может стать безвкусной в результате длительного использования. Этот – или другой – бриар мог быть даже подобен трубке ADP, которой пользовался Стрэкер в “Серебряном” (в оригинале - “… an A D P brier-root pipe, a pouch of sealskin with half an ounce of long cut Cavendish…” В переводе “…трубка из корня вереска, кожаный кисет и в нем пол-унции плиточного табаку…”).

“Старая черная трубка”, упомянутая в рассказе “The Creeping Man”, вполне могла быть глиняной – может, даже той самой “черной и закопченной” глиняной трубкой, о которой сказано в рассказе “Установление личности”. Глиняная трубка в Британии используется, по данным Г. Ф. Гарриса (3), с незапамятных времен: еще до появления табака из таких трубок курили лекарственные растения, а практика такого курения еще древнее, чем сами трубки. Римляне и другие народы древности имели обычай бросать такие растения в огонь и вдыхать их дым. Во времена Холмса глина, скорее всего, была самым распространенным материалом для трубок, а на втором месте шла пенка. Бриар тогда был еще относительным новшеством, хотя в дальнейшем он сильно потеснил первые два материала.

Глиняная чаша при курении нагревается так, что ее невозможно держать рукой. Ее удерживали особым способом: указательный и безымянный пальцы – под чубуком, а средний – сверху на чубуке, как показано на изображении Холла Пикрофта (иллюстрация Сиднея Паджета к рассказу “Приключение клерка” в журнале “Стрэнд”) и на изображающей Уотсона иллюстрации Джорджа Хатчинсона к повести “Этюд в багровых тонах” (издание 1891 года). На этой иллюстрации, кстати, усы Уотсона необычайно хороши и могут служить предметом истинной гордости.

Если глиняная трубка слишком уж “старая и закопченная”, ее чубук может просто-напросто наглухо забиться, поэтому общепринятой практикой было прокаливание таких трубок: трубку клали в огонь, чтобы выжечь из нее все остатки. В результате этого глина, разумеется, становилась все более хрупкой и легко ломалась. Поэтому в любом более-менее старом саду-огороде при вскапывании земли обычно находят немалое количество обломанных глиняных чубуков. Такого рода чистка была обычным делом в пабах и гостиницах, которые бесплатно предлагали трубки своим уважаемым посетителям (и табак тоже, и это говорит о том, что курение в ту пору было недорогим удовольствием). Существовали при этом и гигиенические соображения. Г-ну Рубену Хайесу, хозяину “Боевого петуха”, можно было бы посоветовать, что лучше курить одну из чистых трубок из его собственного бара, а не “черную глиняную”, которую он курил, когда с ним встретились Холмс и Уотсон в рассказе “The Priory School”.

Г-н Таддеуш Шолто в “Знаке четырех” курил экзотический кальян, но у Холмса, очевидно, не было желания последовать его примеру. Холмс держал в руках трубку с опием – она была частью его маскарада в “Человеке с рассеченной губой”, - а рассуждения о том, курил ее он по-настоящему, выходят за рамки данного исследования.

Однако, при всех канонических упоминаниях о трубках, имеется одно вопиющее опущение: ни в одном месте не упоминается трубка, которую общественность теснее всего ассоциирует с Холмсом, а именно, “бент” или “калабаш” (изготовители и продавцы трубок со временем превратили английское слово “бент” в имя существительное, и оно стало обозначать все трубки с гнутым мундштуком).

Вишневая трубка вполне могла быть слегка изогнутой, как это видно на иллюстрации Паджета к “Медным букам”, а глиняная, возможно, начала свою жизнь как “черчварден”, а в дальнейшем была обломана до более удобного размера. Даже бриаровая трубка могла быть бентом, хотя все иллюстраторы журнала “Стрэнд” показывают прямые трубки, возможно, потому что Уотсон нигде не говорит о “гнутой трубке”, хотя часто описывает трубку как “старую”, “черную” и т.п.

Тем не менее, в наше время на обложках книг и на логотипах обществ почти непременно присутствует бент. За последние несколько десятилетий он постепенно превратился в калабаш, как это видно на вывеске паба “Шерлок Холмс” на Нортамберленд-авеню или на обложке полного собрания произведений о Холмсе издательства “Пингвин”.

Гнутая трубка стала такой же неотъемлемой частью популярного имиджа Холмса, как и охотничья двухкозырьковая кепка (© S. B.), хотя в “Тайне Боскомбской долины” и “Серебряном” (на иллюстрациях “Стрэнд” к этим рассказам Холмс изображен именно в такой кепке) головной убор конкретно не упоминается ни разу.

Как упоминалось, иллюстраторы журнала “Стрэнд” изображают трубки с прямым мундштуком. Паджет обычно рисовал трубку формы “Дублин”, т.е. прямой чубук и кубок, слегка расширяющийся кверху. Эта форма близка к викторианским формам глиняных трубок, и возможно, трубка, изображенная Паджетом, задумывалась именно как глиняная, а не как бриаровая.

На своей иллюстрации к “Долине страха” Френк Уайлз изобразил “бильярд”, трубку с прямым чубуком и практически цилиндрическим кубком. У этой трубки довольно толстый чубук с серебряным кольцом, так что это или бриар, или пенка. На обложке журнала “Стрэнд” (январь 1927 года) размещена иллюстрация к рассказу “Москательщик на покое”, на которой снова изображена такая же трубка, но в этот раз четко видно, что это бриар.

Похоже, что “бент” впервые появился в 1899 году в театральной постановке “Шерлок Холмс” с Уильямом Жиллеттом в главной роли. На фотографиях Холмс-Жиллетт изображен в роскошном вышитом халате с гнутой бриаровой трубкой. Жиллетт предпочел “бент”, поскольку с прямой трубкой ему трудно было произносить свои реплики. В отличие от иллюстраторов “Стрэнда”, иллюстраторам “Колье” “бент” понравился, что прекрасно видно по обложке номера за август 1908 года, где размещена иллюстрация Фрекдерика Д. Стила к “Wisteria Lodge”. Возможно, на выбор формы трубки повлиял и тот факт, что Жиллетт был американцем, но это уже область чистых рассуждений.

Интересен тот факт, что датский актер Алвин Нойсс в фильме “Den Stjaalne Million-Obligation”, студия Nordisk Films, 1908 год, курил гнутую пенковую трубку. Странно было бы, если бы у Холмса не было пенки, поскольку они были очень популярны в то время, но в Каноне нет ни единого упоминания об этом. Возможно, фильм с участием Нойсса и связал впервые Холмса с калабашем, трубкой со съемной пенковой вставкой.

В других экранизациях такие актеры, как Эйли Норвуд (“Знак четырех”, 1923 год) и Клайв Брук (“Шерлок Холмс”, 1932 год), также курили бриаровые “бенты”, следуя, возможно, традиции, заложенной Жиллеттом. Так же поступил в дюжине своих фильмов, снятых кинокомпанией “Universal”, и Бэзил Рэтбоун, которого многие считают самым большим авторитетом среди всех, игравших Холмса в кино. После всего этого для общественного мнения Холмс и “бент” стали неразлучными.

Калабаш, то есть, узкая часть тыквы, имеющей то же название, с широкой плоской вынимающейся чашей из пенки, появляется, хоть и мельком, в 1965 году в фильме “Этюд в тонах ужаса”, а затем в 1970 году в фильме Уайлдера “Частная жизнь Шерлока Холмса”. Однако тяжело утверждать с определенностью, что ранее такая трубка нигде не появлялась.

Можно, тем не менее, с немалой долей уверенности сказать, что Холмс вряд ли был большим поклонником калабаша, даже если он и входил в его коллекцию. Тыква действует как камера расширения: она не только охлаждает дым, что неплохо, но и убирает их него часть смол и никотина, а вот это уже вряд ли придется по вкусу человеку, который обычно курит самый крепкий табак, какой только есть. Если у Холмса действительно был калабаш, то, скорее всего, его подарил ему какой-нибудь благодарный клиент, и Холмс курил эту трубку не слишком часто.

В “Желтом лице” Холмс несколько пренебрежительно говорит о мундштуке трубки г-на Гранта Мунро:

“…Хороший длинный мундштук, сделанный из того, что торговцы табаком называют янтарем. Интересно, сколько в Лондоне мундштуков из настоящего янтаря? Некоторые полагают, что если в янтаре есть муха, то он настоящий. Но ведь нет ничего проще, чем сунуть фальшивую муху в поддельный янтарь”.

Последнее предложение, непонятно почему, отсутствует в тексте, изданном “Пингвином”. А жаль – оно показывает, что Холмс, с его академической натурой, вовсе не лишен чувства юмора.

Можно предположить, что хотя бы одна трубка в янтарным мундштуком у Холмса была, поскольку в рассказе “The Priory School” он указывает на интересные места на карте “дымящимся янтарным мундштуком своей трубки”. Хотя, возможно, это был образчик первых попыток делать мундштуки из пластика, а вовсе не настоящий янтарь. Также можно предположить, что, для полноты картины, фальшивая муха в нем тоже была.

Те, кто действительно заинтересован “холмсоведением”, могут попытаться предположить, что именно означают инициалы ADP на трубке Стрэкера в “Серебряном” (если, конечно, они вообще что-то означают). Этот орешек оказался крепким. Имеются очевидные варианты ответа, как то “что-то насчет Петерсона” или “Alfred Dunhill Pipe”, но чтобы их принять, нет достаточных оснований. В Викторианский период было огромное количество производителей и продавцов трубок как в провинции, так и в Лондоне, так что аббревиатура ADP вполне могла обозначать фирму-изготовителя или же продавца, но что это за фирма или продавец, остается загадкой. Того, кто сможет ее разгадать, ждет тихая слава среди шерлоковедов.

Табак

От трубки мало пользы, если нет табаку. У нас есть все основания предполагать, что Холмс изучал пепел всех 140 сортов табака, самолично его скурив. Сегодня тяжело думать о том, что если он купил по одной унции каждого из 140 сортов, то, исходя из цен, указанных в “Желтом лице”, все исследование стоило ему менее 3 фунтов стерлингов.

Шерлок Холмс, очевидно, предпочитал самый дешевый и крепкий табак, какой только можно найти, по крайней мере, для повседневного курения. Уотсон в начале их знакомства поступал так же. В “Этюде в багровых тонах” Холмс спрашивает, не против ли он крепкого табака, на что доктор отвечает, что он и сам всегда курит “корабельный”. “Корабельный” табак – это “перевязанный” плаг, для получения которого листья недорого табака – во времена Уотсона это, возможно, была Nicotiana rustica, а не общепринятая сейчас Nicotiana tabacum – кладут один на другой в длинный ряд, а затем сворачивают и стягивают тонким шнуром (изначально). Позднее в промышленном производстве стали применять машины. Если в результате получался очень тонкий сверток, его называли “поросячьим хвостом”, и такую его разновидность моряки очень любили курить или жевать (во времена деревянных судов, когда курение представляло немалую опасность).

“Корабельную” смесь до сих пор можно найти в специальных табачных магазинах, но слабым людям он не рекомендуется. Само раскуривание трубки порождает во рту концентрированное облако, полное смол и никотина, из-за которого практически невозможно дышать. Вкуса как такового нет, только горло очень дерет, а запах от него именно едкий, как его описывает Уотсон в “Собаке Баскервилей”. У Найджела Брюса (одного из исполнителей роли доктора Уотсона), который не был достойно оценен, в одном из его фильмов с Рэтбоуном есть по этому поводу чудесная реплика: “Свежо здесь. Воняет, как в пабе после закрытия”.

Поскольку, как говорит Уотсон в рассказе “Палец инженера”, перед завтраком Холмс любил курить остатки табака, собранные после предыдущего дня (русский перевод: “Эту трубку он обычно выкуривал до завтрака, набивал ее остатками всех табаков - они с особой тщательностью собирались и сушились на каминной доске”), а накануне он курил “корабельный, то неудивительно, что иногда он оставлял завтрак – и не только завтрак – нетронутым.

Холмс оставался верен своей первой любви – самому сильному табаку – и часто просил Уотсона зайти в табачную лавку и попросить прислать ему побольше табака грубой нарезки. При этом речь шла не просто о грубо нарезанном табаке, но и о самом крепком.

Хотя вклад самого Уотсона в процветание торговцев табаком часто меркнет по сравнению с вкладом Холмса, но все же свою долю доктор внес. Холмс редко достает кисет с табаком или портсигар, не предложив его предварительно Уотсону, а тот никогда не отказывается.

Однако со временем вкусы Уотсона изменились в сторону более благородного табака. В “Горбуне” Холмс замечает, что он “курит тот же табак, что и в холостяцкие времена” (к оригинале Arcadia miхture). Можно предположить, что Уотсон перешел с “корабельного” на Arcadia miхture вскоре после знакомства с Мери Морстен (повесть “Знак четырех”), т.е. около 1887 года, хотя мнения специалистов по поводу дат расходятся. Благородная молодая леди из хорошей семьи вряд ли отнеслась благосклонно к вони “корабельного” плага, особенно если эта вонь исходит от человека, за которого она собиралась выйти замуж.

К радости курильщиков, существует очень большое количество смесей. Г-н Грант Мунро в “Желтом лице” курит Grosvenor, и Холмс замечает, что это очень дорогой табак – по восемь пенсов за унцию (5 американских центов – далее без комментариев). В хороших табачных магазинах Лондона могли сделать эксклюзивный бленд для любого, кого не устраивали готовые смеси (а в Данхилле это и сегодня возможно), так что монография Холмса, как уже говорилось, вовсе не является всеобъемлющей.

Упоминаются также и другие табаки. В “Знаке четырех” Холмс говорит о том, что его монография включает “птичий глаз”, но сам он его нигде в рассказах не курит. Однако на иллюстрации в “Скетче” 18 сентября 1901 года изображен Жиллетт в образе Холмса, “окруженный клубами дыма “птичьего глаза”, на которых нарисованы разные персонажи, включая возлюбленную Холмса (не Агату). Возможно, это первый официально зафиксированный случай серьезного искажения Канона драматургами и сценаристами, хотя утверждать это тяжело. “Птичий глаз” – это табак, в котором центральная жилка листа ферментируется вместе с остальной его частью (во многих случаях центральная жилка, слишком жесткая, перед ферментацией удаляется), а название его происходит от того, что в готовом продукте там и сям видны круглые точки – поперечный разрез жилок.

Стрэкер в “Серебряном” носил в кисете “нарезанный длинными кусками Кавендиш” (в переводе просто “плиточный табак). “Кавендиш” - это любой сорт крепкого прессованного табака, а Таддеуш Шолто в “Знаке четырех” предпочитал “легкий бальзамический аромат восточного табака”. Кажется удивительным, что Холмс не попросил у него этой экзотической смеси, хотя бы для коллекции. Возможно, однако, что он и просил, просто Уотсон, всецело увлеченный Мери Морстен, просто не заметил этого. Это может также быть объяснением того, почему сам доктор не попросил этого табака, который напомнил бы ему о времени, проведенном в Индии.

В рассказе “Картонная коробка” в этой самой коробке, в которой Саре Кешинг присылали уши, было полфунта “медовой росы”. Мед, так же, как ром и виски, можно добавлять в табак после обработки для того, чтобы придать ему медовый аромат и предотвратить высыхание. Однако у Холмса табак, скорее всего, не залеживался и не успевал пересохнуть. В “медовой росе” промышленного производства, очевидно, применяется патока, а не настоящий мед.

Сигары

Сигары упоминаются примерно в семнадцати рассказах, хотя курит их не всегда Холмс: он обычно предлагает сигару кому-то другому, например, полковнику Россу в “Серебряном”, Лестрейду в “Шести Наполеонах”, Хопкинсу в “Золотом пенсне”, капитану Кроукеру в рассказе “Убийство в Эбби-Грейндж”, фон Борку в “Последнем поклоне”. Причина этого, возможно, в том, что если предложить кому-то трубку с крепким “корабельным” табаком, это может быть воспринято как невежливость или даже грубость.

Сигара традиционно венчает собой хороший обед. Холмс предлагает сигару Уотсону в итальянском ресторане Гольдини в “Чертежах Брюса-Партингтона”, хотя Уотсон пришел только к кофе с кюрасо. Холмс, очевидно, гораздо более переборчив в отношении сигар, чем в отношении трубок: он отмечает, что сигары у Гольдини “не так гнусны, как можно было ожидать”. Гнусны они или нет, Уотсон вряд ли смог ими полностью насладиться, поскольку он волновался из-за “кражи со взломом”, которую им предстояло совершить позднее в тот же вечер.

Несколько раз упоминаются индийские сигары (в оригинале “lunkah” и трихинопольские), описанные также в монографии Холмса. Почему-то (возможно, потому что они придают человеку какую-то ауру беспутства) индийские сигары, по крайней мере, в Каноне, практически всегда означают дурной характер. Индийские сигары курит Тернер в “Тайне Боскомбской долины”, Гримбси Ройлотт в “Пестрой ленте” и двое убийц в “Постоянном пациенте”, хотя в последнем случае у несчастной жертвы был достаточно хороший вкус, чтобы предпочесть гаванские.

Из рассказа “Шерлок Холмс при смерти” мы знаем, что время от времени они любили подкрепиться в ресторане Симпсона. Если так, им должно было быть известно о Сигарном диване на втором этаже этого знаменитого ресторана на улице Стрэнд 101-103, даже если они и не были завсегдатаем. Доступ к Дивану имели только джентльмены – у дам была своя комната в другом конце здания. За один шиллинг джентльмен не только получал право войти в помещение, чашку кофе и сигару, но и неограниченный доступ к широкому ассортименту английских и иностранных газет за приемлемую цену. Диван был также излюбленным местом шахматистов.

Сигары, предлагавшиеся у Симпсона, были, скорее всего, среднего уровня или несколько ниже среднего, так как Бедекер (4) сообщает, что лучшие гаванские стоили 6 шиллингов, а 3 шиллинга были минимальной ценой, за которую можно было получить приличное “зелье” (это сказал Бедекер, а не я). Даже учитывая инфляцию, неудивительно, что во времена Холмса сигар курили больше, чем в наши дни.

Сигареты

Чтобы получить полное удовольствие от трубки или от сигары, им нужно уделять определенное время. Поэтому для курения “на ходу” больше подходят сигареты. В начале столетия была популярна песня, где упоминалось, что Холмс курит сигареты (5), и это подтверждают с полдюжины канонических ссылок.

Когда Холмс ожидал своего августейшего посетителя в рассказе “Скандал в Богемии”, у него не было времени возиться с набивкой и раскуриванием трубки, поэтому в ознаменование блестящего вывода о том, кем является его гость, он выпустил “из своей папиросы большое голубое облако” (в оригинале: “a great blue triumphant cloud from his cigarette”). И именно сигарете Холмс был рад больше всего после трех дней без пищи, воды и табака в рассказе “Шерлок Холмс при смерти”.

Похоже, что Холмс курил сигарет столь же много, как и трубочного табака. В “Тайне Боскомбской долины” он упоминает о “коробке сигарет”, которые нужно выкурить (оригинал: “A caseful of cigarettes that need smoking”, перевод: “Можно и покурить”), и, как говорилось ранее, ему удалось отлично воспользоваться результатом курения огромного количества сигарет в “Золотом пенсне”. Хотя вполне возможно, что он выкурил бы не меньше сигарет профессора Корама, даже если бы ему и не нужно было создавать слой пепла на полу, чтобы успешно завершить свое расследование.

Уотсон тоже пристрастился к этому новому способу курения и покупал свои сигареты у Бредли на Оксфорд-стрит. Эта привычка позволила Холмсу выявить присутствие своего друга в каменной пещере в “Собаке Баскервилей”. В случае с доктором это, опять-таки, могло быть результатом цивилизующего влияния Мери, которая, пожалуй, и сама могла иногда выкурить сигарету в своей гостиной.

И Холмс, и Уотсон покупали готовые сигареты, хотя и не ввозили их оптом, как это делал профессор Корам в “Золотом пенсне”. А вот доктор Мортимер в “Собаке Баскервилей” предпочитал самокрутки.

Жевательный табак

Не похоже чтобы Холмс или Уотсон жевали табак. Эта привычка была распространена среди той части рабочего класса, для которой традиционное курение представляло опасность, например, среди шахтеров и моряков. Может быть, Холмс для эксперимента и пробовал жевать табак или делал это, когда ему приходилось маскироваться под портового рабочего, например, в “Знаке четырех”, но это относится к области предположений.

В Каноне привычка жевать табак упоминается лишь единожды: в “Человеке с рассеченной губой” Холмс отмечает, что конверт был заклеен человеком, жевавшим табак, что позволило сохранить в расследовании атмосферу порта, в районе которого и “исчез” Невилл Сент-Клер.

Снафф

Употребление снаффа, так же как и жевание табака, было популярно среди шахтеров и моряков по соображениям безопасности, а, кроме того, снафф употребляли также и некоторые представители аристократии – такой себе пережиток прошлого века, хотя со времен Регентства эта привычка несколько утратила популярность.

Джабез Уилсон в рассказе “Союз рыжих” – хороший пример рабочего – любителя снаффа. Он начал трудовую жизнь корабельным плотником, а этот род занятий, где курить, несомненно, опасно.

Майкрофт, брат Шерлока, представляет собой пример любителя снаффа из совершенно иного слоя общества. Он, очевидно, регулярно употребляет снафф, поскольку привычно пользуется большим носовым платком, чтобы убрать рассыпавшиеся крошки табака в рассказе “Случай с переводчиком” (Он “…отряхнул с пиджака табачные крошки большим красным шелковым платком”). Большой носовой платок – важный атрибут того, кто употребляет снафф регулярно, так как хорошо известная понюшка на самом деле представляет собой две понюшки, вдыхаемые одна за другой. После первой наступает реакция – чихание, но слизистая носа при этом теряет чувствительность, и следующей понюшкой (или понюшками, если промежуток времени между ними не очень большой) можно наслаждаться в полной мере, не боясь, что при чихании табак вылетит из носа. Тот факт, что Майкрофт не чихал, свидетельствует, что понюшка, которую он вдохнул в “Случае с переводчиком”, была в тот день не первой.

Похоже, что ни Холмс, ни Уотсон не употребляли снафф регулярно. В рассказе “Установление личности” имеется эпизод, когда Холмс угощает Уотсона снаффом, но, скорее всего, он просто хотел похвастаться своей золотой табакеркой с большим аметистом, полученную от благодарного короля Богемии за оказанную помощь (рассказ “Скандал в Богемии”).

Спички

В те времена было общепринято раскуривать трубку от свечи или от газового рожка, как это обычно делал г-н Грант Мунро в рассказе “Желтое лицо”. Во многих табачных магазинах были небольшие газовые горелки, которые горели целый день и от которых прохожие (не обязательно покупатели) могли раскурить трубку или сигару. В табачном магазине на Ковент-Гарден эта милая традиция соблюдается до сих пор. Сам Холмс в рассказе “Медные буки” раскуривает свою вишневую трубку от тлеющего уголька.

Тем не менее, спички были широко распространены. Их качество значительно повысилось с момента создания фосфорных спичек, опасных как для тех, кто их производил (это были, в основном, женщины), так и для тех, кто ими пользовался. Одна из таких спичек послужила ключом к разгадке в рассказе “Серебряный” (это была восковая спичка, которые называли “Веста”, как и римскую богиню домашнего очага, вокруг которого протекала вся жизнь в древние времена).

Уотсон, несомненно, носил с собой спички, что видно из рассказ “Подрядчик из Норвуда”,да и Холмс вряд ли каждый раз искал зажженную свечу или газовый рожок. Тем не менее, Холмс довольно часто просил огонька у Уотсона, как, например, в том же “Подрядчике из Норвуда” или “Красном круге”. Кажется странным, что такой заядлый курильщик не имеет при себе спичек и вынужден просить их, но, возможно, все дело в том, что Холмс каждое утро брал полную коробку, а к полудню она уже оказывалась пустой?

Транспортировка и хранение

И у Холмса, и у Уотсона было, по меньшей мере, по одному кисету для табака, что видно из упоминаний в рассказах “Шерлок Холмс при смерти” и “Горбун”. Возможно, они были из тюленьей кожи, как и кисет Патрика Кейрнса (“Черный Питер”), который тоже курил крепкий “корабельный” табак.

У Холмса был футляр для сигар, наполнение которого оказалось важной прелюдией для расследования в “The Cardboard Box”, был у него и портсигар, о котором упоминается в “Тайне Боскомбской долины”. Скорее всего, это тот самый “серебряный портсигар, который он обычно носил”, и который он использовал для того, чтобы прижать прощальную записку в “Последнем деле Холмса”. Остается только гадать, каково ему пришлось без табака во время длительного но
С уважением, Дмитрий

#6 Dym

Dym

    Трубокур

  • Модераторы
  • ФишкаФишкаФишка
  • 1246 Сообщений:
  • LocationКиев

Опубликовано 13 February 2005 - 05:57 AM

Владимир Супруненко

В трубочку табачку все горе закручу...

"Закурим, братцы, трубки, чтоб дома вспоминали", - вздыхали бедолаги, которых судьба закинула на чужбину. "Что трубка, друг, не курится? - подначивал бурлак своего молодого товарища и тут же хитровато усмехался: - Наверное, дивчина журится".

Трудно в дороге наедине со своими домашними думами, иногда не легче с ними и в родной хате, которую беды обсели, как мухи падаль. Единственная надежда на трубку. Она и душу согреет, и сердце повеселит. Ее пахучие дымки уведут с головы хлопоты и грусть. "В трубочку табачку все горе закручу", - говорили в старину. Рассказывают, что табак и трубку придумал не кто иной, как черт, чтоб отшельник, который жил в степи, не натворил с тоски и безделья чего-нибудь непотребного. "Кто не курит трубки и не нюхает табаки, тот не стоит и собаки", - подшучивали над нытиками, которые не переносили табачного дыма.

"Трубка да баба - первая забава", - утверждали одни. "Без трубки как без женки", - говорили другие. Правда, были среди заядлых курильщиков и такие, которые ради доброй затяжки могли и семьей пренебречь. Здесь речь может пойти, скажем, о запорожских казаках, которые ценили трубку наравне с саблей и пистолетом. Если сам их глава Сагайдачный "променял жинку на тютюн та люльку необачный", то что уж говорить про рядовых казаков. Каждый из них, не колеблясь, мог повторить за атаманом: "Мне с жинкой не возиться, а тютюн та люлька казаку в дороге пригодится". Казак почти никогда не разлучался с трубкой. Она его успокаивала, утешала, веселила. За нее он мог и против сильного врага выступить, и даже голову положить. Как не вспомнить здесь гордого Тараса Бульбу, который не захотел оставить на поле брани свою верную боевую подругу - трубку.

Чем же набивали трубки в старину? "Если ты курец, имей свою трубку и тютюнец", - говорили в народе. Чаще всего табак (в основном неприхотливые махорочные сорта) сажали возле хаты. Присев где-нибудь под плетнем на вербовой колоде, деды с пожелтевшими усами любили поспорить о том, чей самосад "злее". Со знанием дела они вели разговор и про "потерть" (потертый табак), и про "рубанку" (рубленую махорку). Знали они вкус и заморского табачка. "Курил в Стамбуле злые табаки...", - затягивал кто-нибудь негромко.

Каждый из курильщиков, конечно, имел свою собственную трубку. И при этом чаще всего был сам себе мастером-трубочником. Вырезать из липы, клена, вишни, груши простое курительное приспособление с дырой посредине и приделать к нему чубук мог каждый. Примитивные деревянные трубки-"смольки" часто изготавливали по мере необходимости на быструю руку из подручного материала, даже не имея специального инструмента. Были еще глиняные трубки-"черепянки". Их уже лепили и обжигали гончары-трубочники. Кстати, в народе нередко "лупаком" называли надбитую, а "черепаней" разбитую и обтянутую проволокой трубку. Это говорит о том, что их владельцы не могли изготовить новые трубки и пользовались старыми. Для табачных трубок мастера использовали специальную трубочную глину. Красноватую трубочную глину привозили из Греции, беловатую - из Голландии. Красную глину для трубок добывали также в Крыму.

А вообще-то существовало множество видов как деревянных, так и глиняных трубок. У казаков, например, были в обиходе трубки-"носогрейки" и трубки-"буруньки" (от турецкого "бурун" - нос). Пускали по кругу запорожцы и большие "обческие" трубки с длинным чубуком. Это были своеобразные "трубки мира", которые помогали казакам решать спорные вопросы.

Заядлые курильщики "со стажем", как правило, имели несколько трубок. Если в дороге их могли удовлетворить "козьи ножки", простые самодельные трубки-"смольки", то дома во время, скажем, воскресного досуга, в праздники они пользовались большими солидными трубками. Их часто предлагали гостям, ими нередко завершались торжественные трапезы. Часто такие трубки ставили последнюю точку в важных переговорах. Деревянные трубки нередко покрывались орнаментом, на них могли быть вырезаны разные надписи, фигурки. Трубки могли отличаться в зависимости от местности, где были изготовлены. На Полтавщине, например, известны плосковатые трубки-"сорочинки", выделанные медью, с крышечками и цепочками трубки-"зеньковки". Для многих курильщиков такие трубки со временем становились предметом коллекционирования. Проходили годы, и седели виски, но продолжали лежать на полках старые трубки, напоминая их владельцам про пыльные дороги и пахучие дымки молодости.

...В народе курение табака считалось греховным делом. Но мужчины снова и снова зажигали трубки и крепко держали их в зубах. На грешной земле под благодатным небом родился человек. В будничных заботах и грехах проходит его земная дорога. И кто эти грехи подсчитает... одним больше, одним меньше.

Одна у всех дорога - вслед за дымом, что вьется от костров и трубок, к небесам, к благодати, выстеленной облачными дымками.

Секреты мастеров

В наше время трубка пользуется известной популярностью. Во-первых, курительная трубка выглядит гораздо солиднее банальной сигареты, во-вторых, как утверждают медики, она здоровее. Как же и из чего изготовить трубку? Чем ее обработать, чтобы не стыдно было и на людях подымить и в качестве сувенира преподнести? Вот как, например, происходит окраска курительных деревянных трубок огнеупорной лакировкой, на которую не действует горящий табак. Сухие и отшлифованные стеклянной шкуркой трубки помещаются на 5-10 минут в кипящее льняное масло. Маслу дают просохнуть, и трубки переносят в теплую печь, где подвергают сушке в течение 4-5 часов. После этого трубки снова шлифуют, покрывают густым янтарным лаком и снова сушат в теплой печи до получения огненно-коричневого окрашивания. После этого трубки опять шлифуют и окончательно покрывают лаком. Отделанные таким образом трубки даже при самом сильном жаре не теряют своего блеска.

С протравой курительных трубок дело обстоит следующим образом. Приготовляется раствор из 10 частей двухромоокислого калия, 10 частей щалевой кислоты и 80 частей воды. При растворении в жидкости образуются газы, по прекращении выделения которых протравка готова. Трубки погружаются в раствор на 2-3 минуты, обмываются и сушатся. Для получения более густого цвета можно окраску повторить еще 1-2 раза. Протрава дает прекрасные темные оттенки. Такой способ травления применяется чаще всего при изготовлении английских трубок.

С уважением, Дмитрий

#7 Dym

Dym

    Трубокур

  • Модераторы
  • ФишкаФишкаФишка
  • 1246 Сообщений:
  • LocationКиев

Опубликовано 27 June 2005 - 12:30 PM

Ахим Франк – “Метод Франка”

Часть 1

1. Лучше всего начать с трубки среднего размера – не очень широкой, не очень большой, не очень маленькой, не очень узкой, не очень глубокой. Освоив на ней эту   технику, Вы сможете легко применять ее для любой другой трубки. Оба – и г-н Фрэнк, и г-н Кропп, считают, что лучший способ научиться этому  - увидеть, как кто-нибудь другой набивает таким образом свою трубку. Мы постараемся сделать это доступным настолько, насколько сможем.

user posted image

Флэйк должен быть максимально растерт для использования этой техники. Вам также потребуется поверхность для работы и особенно для выполнения определенных процедур с табаком, как будет показано на последующих картинках.

2. Метод Фрэнка начинается просто с набивки трубки.
Вы можете зачерпывать табак

user posted image

или насыпать его,

user posted image

но ни никогда не утрамбовывайте табак в чашу. Периодически постукивайте, похлопывайте по чаше, чтобы табак осел. Табак может быть измельчен или разрезан заранее для лучшего оседания в чаше. Все дальнейшие инструкции приводятся для правшей. Левши должны просто поменять указания местами.

user posted image

3. Если Вы правильно осуществили предыдущую операцию,  Ваша трубка должна выглядеть таким образом, чтобы табак, уложенный под действием сил гравитации, заполнял чашу до самого верха.

user posted image
С уважением, Дмитрий

#8 Dym

Dym

    Трубокур

  • Модераторы
  • ФишкаФишкаФишка
  • 1246 Сообщений:
  • LocationКиев

Опубликовано 29 June 2005 - 01:32 AM

Часть 2

4. Держите трубку в левой руке таким образом, чтобы большой палей левой руки был свободен. Он потребуется для того, чтобы держать табак на верхнем краю чаши на следующих этапах.

user posted image

5. Пальцами правой руки возьмите соответствующее количество табака, которое заполнит чашу до конца. Если это количество табака выглядит немного большим, чем требуется для заполнения чаши, вероятно, Вы все сделали правильно. Лучше чуть больше, чем чуть меньше, т.к. излишек  табака позднее можно удалить. Помните, при этом методе нет слоев, табак должен располагаться равномерно, поэтому убедитесь, что Вы взяли достаточно табака, чтобы легко заполнить чашу.

user posted image

6. Возьмите большую щепотку табака  между пальцами свободной руки, как показано. Щепотка должна быть плоская, ровная снизу, и шире в диаметре ближе к ладони. Фрэнк описывает эту форму как «пробку от шампанского». Вы можете слегка прижать ее к столу, чтобы сделать ее плоской.

user posted image

7. Теперь поместите эту щепотку, не придавливая, сверху чаши.  Если сделано правильно, она будет немного больше, чем нужно для заполнения чаши. Свободный большой палец левой руки теперь начинает действовать, чтобы удержать «пробку»  пробки,  поскольку правая рука выпускает  табак. Используйте  только необходимое для удержания «пробки» на месте давление.

user posted image

8. Другой вариант -  держать табак одним большим пальцем, в то время как другой большой палец направляет табак к центру. Вскоре табак не надо будет удерживать на месте большим пальцем сверху. Теперь легким нажимом обоих больших пальцев, как показано на рисунке, продолжайте сворачивать табак к центру (не применяйте  кончики больших пальцев). Г-н Кропп называет этот метод «массажем». Сворачивайте большими пальцами по направлению от внешней стороны чаши к центру внутрь, как на картинке, делая акцент на том, чтоб продвинуть табак к центру, а не вниз.
НЕ заталкивайте табак непосредственно в чашу. Движение круговое, которое массирует и медленно и мягко направляет табак к центру чаши. Если это странно, то это хорошо – это не совсем то, к чему мы привыкли.
Попеременно используйте правую и левую подушечки больших пальцев по мере того, как вы вращаете трубку для равномерного распределения табака. В результате табак будет скользить вниз со всех сторон чаши, пока трубка не наполнится.
Полезная подсказка:

user posted image

Представьте пробку около 0.5- 0.75 дм (1.27 – 1.9см) в высоту и на четверть дюйма больше в диаметре, чем диаметр внутри вашей чаши. Если Вы хотите, чтобы эта пробка попала внутрь чаши, Вы будете нажимать стороны пробки по направлению к друг другу (к центру), чтобы засунуть ее внутрь, а не сразу вниз.  

9. В это время Вы можете скинуть излишки табака с краев чаши,  если почувствуете, что в «пробке» его слишком много. Опять же,  напоминаем, что никогда не следует давить в центр чаши. Продолжайте сворачивать табак подушечками больших пальцев мягко по направлению к центру. Не торопитесь и не бросайте этот процесс.

Added:
Часть 3

Следующая фраза  может немного противоречить предыдущим предостережениям.
Если Вы чувствуете необходимость, то можете слегка нажать на центр чаши только подушечкой большого пальца. Осторожно проведите большим пальцем поверх чаши, чтобы убедиться, что только подушечка оказывает давление и никакая другая часть пальца не попадет внутрь заполненной чаши.

user posted image

10. В итоге, после окончания этого процесса, создается впечатление очень плотной набивки. Табак не будет падать из чаши, если ее перевернуть вверх дном. Однако тяга будет при этом удивительно легкой, без помех, и даже легче по сравнению с традиционными методами набивки.

Примечание автора американского перевода Michael Bernhaut:
Мой опыт показывает, что этот метод очень обогащает мое наслаждение от курения трубки. Теперь моя трубка все время курится легко. Аэрационные свойства этого метода раскрывают новые ароматы всех моих табаков. Утаптывание и повторное прикуривание в сущности уже не нужны до самого конца курения: тампер проходит сквозь пепел прямо до дна чаши. Каждое курение длится дольше, доставляет больше удовольствия, чем при традиционных методах набивки. Я также замечу, что из перевернутой верх дном трубки не высыпается пепел.


The Frank Method был впервые продемонстрирован на  2004 Chicagoland Pipe Show.

Оргинал статьи http://www.pfeifennase.privat.t-online.de/13959.html
Перевод на русский язык был осуществлен CaptaiN Tub0rg и Светланой Чомаковой с англоязычной версии (автор Michael Bernhaut), опубликованной на сайте The New York Pipe Club. http://www.newyorkpipeclub.com/FrankCentral.html

С уважением, Дмитрий

#9 Dym

Dym

    Трубокур

  • Модераторы
  • ФишкаФишкаФишка
  • 1246 Сообщений:
  • LocationКиев

Опубликовано 04 July 2005 - 05:15 AM

Статья Сергея Степанова "О составе трубочного нагара и его природе".
С уважением, Дмитрий

#10 Dym

Dym

    Трубокур

  • Модераторы
  • ФишкаФишкаФишка
  • 1246 Сообщений:
  • LocationКиев

Опубликовано 13 January 2006 - 12:01 PM

Перевод статьи «An Analysis of the Artistry of Hiroyuki Tokutomi»

Автор Ф. Сайкс Уилфорд, 10 мая 2004 г.

Перевод Дмитрия Андрейко ака Andy271

Источники вдохновения Хироюки Токутоми

Хироюки Токутоми, ранее практически неизвестный за пределами Японии и малоизвестный на родине, блистает на мировой сцене последние три года. Его творения захватили воображение искушенных коллекционеров Америки и Европы. И хотя его трубки обычно прекрасно выглядят, не это обстоятельство пробудило страсть тех, кто любит и собирает трубки Токутоми. Инженерия его трубок совершенна, а курительные качества – великолепны. Но опять-таки не это привлекает коллекционеров. Токутоми обладает блестящим чувством дизайна и формы. Он – художник, использующий бриар как выразительное средство, художник, которого ограничивает только необходимость делать работоспособные курительные инструменты.

Токутоми-сан в 1976-77 г. учился у Сикстена Иварсона (Sixten Ivarsson). Он один из немногих мастеров, учившихся непосредственно у человека, который по праву считается вдохновителем « Датской революции» 60-70-х в трубочном деле. Ларс Иварсон (Lars Ivarsson), Бо Норд (Bo Nordh), Джесс Хонович (Jess Chonowitsch) и Хироюки Токутоми были первыми учениками Сикстена. Все четверо достигли больших успехов. Ларс, Бо и Джесс, по мнению многих, считаются тремя лучшими мастерами в мире. Каждый предложил свою собственную интерпретацию стиля Сикстена. Джесс Хонович придерживается довольно консервативного дизайна, хотя влияние Сикстена по-прежнему заметно. Работы Бо Норда радикально отличаются от работ Сикстена, но его основы все еще видны. Стиль Ларса Иварсона более всего близок к стилю его отца, но претерпел некоторые изменения в новых и интересных направлениях. Токутоми также создал собственный стиль, очень близкий к стилю своего учителя, но в то же время сочетающий в себе эстетику совершенно иной культуры. Фактически Токутоми использовал стиль, придуманный Сикстеном Иварсоном, стиль, определяющий датские трубки высшего класса, и воссоздал его для отражения своего собственного мироощущения.

Джордж Накашима, известный японо-американский мебельный дизайнер, служит для многих художественных критиков и коллекционеров олицетворением Дзен-модернизма. Его синтез японской эстетики и традиций западного модернизма приводит в восторг тех, кто понимает его работы. Профессор истории искусства из престижного Северо-Восточного колледжа обнаружил связь стиля Токутоми с произведениями Накашимы. Услышав это, Токутоми-сан был чрезвычайно польщен, т.к. считает г-на Накашиму своим вдохновителем. Искусство Джорджа Накашимы соединило, словно мостом, Восток и Запад. Токутоми-сан тоже продолжает связывать Запад и Восток, облекая свои эстетические ощущения в совершенно западные формы. Результат их творчества – функциональные, утилитарные вещи. Джордж Накашима делал мебель –  Хироюки Токутоми делает трубки.

Начиная резать бриаровый блок, Токутоми обычно имеет приблизительное представление о результате. Многие резчики высокого класса в начале работы составляют точный план для каждого куска бриара, рисуют эскизы и подробные чертежи перед тем, как начать производить опилки. У Токутоми обычно есть только общая идея того, что он хочет получить из конкретного блока бриара. Но эта идея не ограничивает его в работе. В большей степени, нежели другие мастера, он поддается порывам вдохновения и  меняет дизайн трубки во время работы. Хотя Токутоми так же, как и остальные резчики трубок, обращает большое внимание на рисунок бриара, все же он больше ориентирован на форму трубки. Рисунок пламени может вдохновлять его во время работы, но он не чувствует себя обязанным следовать ему.

Принцип работы, ставящий во главу угла рисунок пламени бриара, в основном ассоциируется с Пребеном Хольмом (Preben Holm) и другими мастерами стиля «фрихенд». Хотя приемы, используемые Токутоми, похожи, он не может считаться последователем этой художественной школы. Пребен отрицал предопределенность формы. Он отрицал строгость формы, которую Сикстен Иварсон, Поль Расмусен и другие придавали своим трубкам. Трубки Токутоми в высшей степени демонстрируют главенство формы. Почти все они достаточно сильно асимметричны, но при этом органичны в своей асимметрии. В их асимметрии видно чувство баланса, столь характерного для японского искусства.

Датские мастера унаследовали склонность западного искусства к сбалансированному, симметричному дизайну. Легкая асимметрия допускается, но находится под контролем симметричных элементов. Токутоми, напротив, максимально использует асимметрию, но в известных пределах: дизайн трубки должен оставаться визуально гармоничным.

Было бы неправильно сказать, что Токутоми находится где-то между Сикстеном и Пребеном Хольмом. Создавая свои трубки, Токутоми использует существенно отличающиеся эстетические принципы. Он по-прежнему считает, что форма трубки чрезвычайно важна, более того, он уделяет ей значительно больше внимания, чем другие резчики трубок. Но его подход сильно отличается от подхода его немецких и датских коллег.

Трубки, сделанные в стиле датского модерна, обладают характерными особенностями. Трубкам Токутоми также свойственен большой набор специфичных стилистических элементов. Только эти элементы, помимо механических требований к трубке, являются ограничивающими факторами в каждой конкретной художественной форме. Преобладающие стилистические элементы в работах Токутоми существенно отличаются от элементов стиля, который развивали Сикстен Иварсон и Поль Расмусен.

user posted image

Главное и наиболее очевидное различие между Токутоми и мастерами датской школы и их последователями состоит в его совершенно необузданном использовании асимметрии. В 2003 году Токутоми сделал около 190 трубок. Из них только три были двухсторонне-симметричны. Из 150 трубок с округлой формой чаши (варианты Apple, Billiard, Dublin) две обладали радиальной симметрией. Симметрия высоко ценится  в западном искусстве. Но в большинстве японских художественных форм симметрия в качестве главного принципа отвергается. Если бы датский или итальянский трубочный мастер сделал чашу, не обладающую радиальной симметрией, про него немедленно бы сказали, что он небрежен или неаккуратен. Но естественные, природные формы несимметричны, поэтому искусство, отражающее их, также несимметрично. Токутоми обожает асимметрию. Но при этом он следует определенным правилам. Форма должна обладать строгостью и сдержанностью. Трубка должна быть визуально сбалансирована, гармонична, а не нелепа.

Возможно, одно из главных отличий между датчанами и Токутоми состоит в линейности общей формы. Даже в намеренно несимметричных датских формах, таких как Blowfish (Сикстен и Формер, больше других приложившие руку к созданию этой формы, называли ее Disk) асимметрия удерживается разделением линии трубки надвое. Можно провести прямую линию от чубука к фронту чаши. Стороны могут быть симметричны или нет, но правильность этой линии помогает трубке сохранять визуальный баланс и гармонию. В этом Сикстен был непреклонен: линия должна быть совершенно прямой. Она должна проходить вокруг трубки от низа чубука до его верха, не прерываясь.

user posted image

«Это было очень важно для Сикстена. Он учил меня внимательно относиться к этой линии. Я не думаю, что это так уж важно». Это не значит, что Токутоми отрицает важность этой линии. Он просто отказался от идеи, что линия обязательно должна быть абсолютно прямой. Храня верность своей культуре, Токутоми-сан полагает, что гармония может быть достигнута без дополнительной строгости. Результаты получаются впечатляющие. Высвобождение этой линии придает форме Blowfish чувство мягкости и движения. Теперь это не просто великолепный технический дизайн. Форма обретает жизнь. Хотя различия в стиле легко различимы практически во всех работа Токутоми, наиболее сильно они проявляются в его трубках формы Blowfish. Для датчан прямая линия священна, потому что без нее пропадает единство формы. Токутоми сохраняет это единство другими способами. Асимметрия не обязательно должна приводить к его разрушению.

Свою цель Токутоми-сан видит в создании естественных, органичных форм. Трубки Токутоми не кажутся спроектированными или сконструированными. Гармоничные и изящные, они не кажутся слепленными из разных стилистических элементов. Они предстают перед нами совершенными, задуманными как особые, неделимые объекты. Трубки Токутоми обладают пластичностью и мягкостью форм, какие редко встречаются у других мастеров. Им присуща динамика, этим они сильно отличаются от трубок датских мастеров. Избегая строгих форм, Токутоми создает трубки, которые, кажется, рождены самой природой. В комбинации с утонченным дизайном его работы производят впечатление стремительной мимолетности. Создавая мягкие, текучие, мимолетные формы из такого твердого материала, как бриар, Токутоми исследует соседство мягкости дизайна и твердости материала. Это настоящий вызов для мастера - создать предмет, кажущийся недолговечным из чрезвычайно прочного материала. Токутоми стремится создавать мягкость из твердости, текучесть из устойчивости. Именно это противоречие Токутоми-сан выбрал для исследования.

Ощущение платичности, мягкости и подвижности Токутоми создает, используя соседство мягких и резких линий. Он может вырезать резкий край, а потом изогнуть его необычным способом. Комбинируя выпуклые и вогнутые поверхности, сложные волнистые поверхности и причудливые края, Токутоми достигает в своих работах утонченности, которая выглядит очень естественно и в то же время чрезвычайно трудно достижима. Создать такую гармонию почти невозможно. Но Токутоми это удается в каждой его трубке.

user posted image

Мастер использует еще один характерный стилистический элемент для связывания воедино остальных элементов: трубки Токутоми обладают чувством единства и завершенности, но особенную притягательность им придают отражения. Часто, если это возможно, Токутоми отражает тему, представленную на одной части трубки, где-либо еще на этой же трубке. Одинаковые волнообразные поверхности могут встретиться на краю чаши, отразиться внизу чубука и еще раз появиться на мундштуке. Конечно же, эти поверхности не копируют друг друга. Они отражают друг друга, словно намек на общую стилистическую идею. Мундштук – это часть трубки, в которой наиболее сложно добиться визуального единства с остальными частями: другой материал, явное визуальное разделение между мундштуком и чубуком. Поэтому Токутоми сосредоточивается на зрительном соединении мундштука с остальной композицией, создавая таким образом единое целое.

Меня однажды спросили, обладает ли Токутоми, по моему мнению, художественным вкусом? Осознает ли он истинные источники своего вдохновения? Сознательно ли он использует свои приемы ? Или же его чувство прекрасного настолько растворено в его эстетике, что все это подсознательно? Это не самые простые вопросы, которые можно задать. Ответ в том, что, конечно же, Токутоми все отлично осознает и понимает. Он намеренно выбрал такой стиль и продолжает его совершенствовать дальше. Он точно знает, что хочет сказать. И, к счастью, говорит это своими прекрасными работами.
С уважением, Дмитрий

#11 Dym

Dym

    Трубокур

  • Модераторы
  • ФишкаФишкаФишка
  • 1246 Сообщений:
  • LocationКиев

Опубликовано 06 February 2006 - 03:44 AM

user posted image

Сикстен Иварсон 1910-2001

Величайший мастер датской трубочной школы скончался весной 2001.

Дания – маленькая страна с населением всего 5 миллионов человек. Как эта маленькая страна смогла стать одним из центров трубочного мира? Одной из причин этого, без сомнения, стал Сикстен Иварсон и его новаторские работы.

В зимнем номере журнала «Pipes & Tobaccos» за 97 год была напечатана краткая статья о Сикстене Иварсоне. Сейчас мы предлагаем Вам более подробное описание работ Сикстена, чтобы показать его значимость.

Автор Якоб Грот (Jakob Groth, Copenhagen). e-mail: ulf34@webspeed.dk
Перевод Дмитрия Андрейко.

Оригинал статьи размещен здесь.




Когда великий человек, почти ставший живой легендой среди курильщиков трубок, покидает нас, наступает время оглянуться на его жизнь и оценить, какое влияние он оказал на мир трубок. Для этого есть два различных способа: вы можете рассматривать заслуги человека как следствие его окружения или изучать развитие и эволюцию окружения, которые дали возможность проявиться его достоинствам. В нашей ретроспективной статье мы используем оба метода.

История появления Сикстена в трубочном мире была уже рассказана не один раз. Краткую версию можно найти в упомянутом номере «P&T». Мы же только кратко напомним ее и затем сконцентрируемся на влиянии, которое оказал Сикстен.

Вторая мировая война – английские трубки недоступны.

Сикстен родился в очень бедной семье в Скаане (на юге Швеции) в 1910г. Его отец умер, когда Сикстену было всего 8 лет. Матери Сикстена пришлось содержать семью с 4-мя детьми. Возможность получения любого образования даже не рассматривалась. Это были очень трудные времена тяжелой безработицы. Нужда, которую Сикстен испытал в детстве и юности, на всю жизнь наложила отпечаток на его образ мысли.
В середине 30-х он женился. Сикстен с женой решили эмигрировать в Копенгаген, столицу соседней Дании. Сегодня поездка по мосту Oresund Bridge на автомобиле занимает всего один час, но в то время это были два различных мира. Датский свояк Сикстена (муж его сестры Греты) был владельцем маленькой инкассаторской фирмы. Он пригласил Сикстена поработать инкассатором.

Там Сикстен проработал несколько лет. Во время Второй Мировой войны был общий спад. Сикстен зарабатывал, делая из старых велосипедных колес спицы для набивки подушек, по центу за каждую. В свободное время он много работал с деревом. Во время войны и после нее невозможно было достать новые трубки, поскольку все трубки в то время делались в Англии (и во Франции). Старые же трубки нуждались в частом ремонте.

Вскоре после войны Сикстен сделал для себя трубку из вяза. Он отправился в мастерскую по ремонту трубок (Suhr's pipe repair shop), чтобы ему сделали мундштук. Но, к счастью для него, мастер по ремонту трубок болел в течение долгого времени. Сикстен попросил, чтобы ему разрешили починить трубку самому. Для этого вначале пришлось починить неисправный токарный станок. Он выполнил оба ремонта так хорошо, что ему незамедлительно предложили работу в мастерской. За несколько лет Сикстен отремонтировал несчетное количество трубок. Позже он сказал, что за это время он узнал все о том, как не надо делать трубки.

Незадолго до того, как настоящие (английские) трубки вернулись на рынок, появилась возможность купить бриар, вероятно, во Франции.
Однажды в мастерскую пришел клиент с трубкой в руке и спросил, могут ли они найти ему точно такую же трубку. Сикстен ответил, что найти оригинальную трубку невозможно, но он может сделать копию. Клиент остался доволен работой Сикстена. А Сикстен теперь стал не только ремонтировать, но и делать трубки.
Формы его первых трубок незначительно отличались от классических, традиционных английских форм. Они были немного стройнее, и угол между чубуком и чашей у бильярда не всегда был 90 градусов.

Вскоре пошел слух, что в мастерской Suhr можно купить новую трубку, и даже с немного иным дизайном. Цена была относительно высока, но особого выбора на рынке не было.
Вскоре слух дошел до Kyringe. В этом маленьком поселке в сельской местности Поль Нильсен (Poul Nielsen) обдумывал, как будет развиваться и расширяться фабрика Kyringe-piben сейчас, когда война закончилась и бриар стал доступным. Фабрика начала работу во время войны и производила древесный уголь из бука. Уголь использовался в двигателях машин, поскольку бензин был в большом дефиците. На фабрике было небольшое побочное производство, выпускавшее трубки, тоже из бука.
Когда однажды Поль Нильсен посетил мастерскую, где работал Сикстен, он мгновенно решил, что будет использовать формы трубок Сикстена для своих машинных трубок. Эта встреча положила начало долгому и плодотворному сотрудничеству, которое продолжалось почти сорок лет. Сейчас фабрика называется Stanwell.

В первом регулярном каталоге Стэнвелла, по крайней мере первые десять форм, были творениями рук Сикстена. Предпосылкой к этому послужило то, что Стэнвелл купил свой первый копировальный фрезерный станок в 1948-49-х годах. Это позволило делать копии форм Сикстена.
Сотрудничество со Стэнвеллом привело к независимости Сикстена – первого самостоятельного трубочного мастера и дизайнера трубок в Дании.
У Сикстена были разногласия с владельцем мастерской Suhr по поводу разделения гонорара, который платил Стэнвелл за использование форм Сикстена. Вскоре место Сикстена в качестве старшего мастера мастерской занял Поль Расмусен (Poul Rasmussen), который также внес значительный вклад в развитие датской трубочной школы, но это уже другая история.

Сноска

Сикстен и Стэнвелл:
Сотрудничество между Сикстеном и Стэнвеллом продолжалось с конца 40-х до начала 80-х. После войны Стэнвелл купил новое оборудование, в т.ч. копировальный фрезерный станок. Это дало возможность копировать формы Сикстена. Много лет Стэнвелл использовал только формы Сикстена. Дженс Лиллелунд (Jens Lillelund) работает на фабрике с 1967 и является управляющим директором со дня смерти Поля Нильсена. Мы с Дженсом исследовали большую коллекцию трубок, в которой представлены все формы Стэнвелла, производившиеся после войны. Дженс сказал, что Сикстен создал для Стэнвелла по крайней мере 40 форм с 1949 по 1983. В 1983 году Сикстен представил свою последнюю мастер-форму, которая получила номер 124. Правда, авторство этой формы может принадлежать Ларсу (сыну Сикстена). Дженс не очень уверен насчет старых форм, поэтому общее число форм Сикстена может быть еще больше.


Мы с Дженсом просмотрели современный каталог Стэнвелла. Без сомнения, 5 форм принадлежат Сикстену: № 11, 17, 30, 75 и 86. Но я предполагаю, что № 19, 62, 63 и 64 также являются ранними формами Сикстена. Форма № 11 – наиболее популярная (и наиболее продаваемая) форма трубок, особенно в Германии. Много лет Стэнвелл платил Сикстену за разрешение использовать его формы, но позже Сикстен получил возможность брать на фабрике бриар, бамбук и другие материалы.

Сикстен и Функционализм
Перед тем, как мы начнем исследовать становление Сикстена как трубочного мастера, я хочу рассказать об обстоятельствах, в которых проявились Сикстен и другие современные трубочные мастера. Художник или ремесленник могут быть чрезвычайно талантливы, но какое это имеет значение, если курильщики не смогут понять это…

Перед войной функционализм совершил переворот в архитектуре и искусстве. Вызывающие восхищение сооружения в стиле funky были построены в 30-е годы. Многие мебельщики тоже взяли функционализм на вооружение, хотя и не заработали на этом много денег. Но после войны людям захотелось чего-нибудь нового, и функциональный дизайн, особенно в мебели, стал очень популярен как в Дании, так и в других странах. Сикстен не принадлежал к интеллектуальной элите, которая следует модным веяниям и тенденциям и обсуждает их. Тем не менее, между идеями функционализма и принципами Сикстена в изготовлении трубок есть много общего.

- Вероятно, главная идея функционализма состоит в том, что предмет должен работать так, как задумано. Сикстен говорил, что красивая трубка – это хорошо. Но в то же время трубка должна быть совершенным курительным инструментом. Правильная сверловка табачной камеры и дымового канала, удобный загубник, хороший баланс и пропорции – если всего этого нет, то красота трубки не имеет значения. Ремонтируя трубки в течение нескольких лет, Сикстен узнал, как работает совершенная трубка.

- Другой важной идеей в функциональном дизайне мебели была мысль о первичности материала. Во внимание в первую очередь принимались природа и свойства материала, а затем, сообразно назначению, из него пытались сделать шедевр.
Схожие мысли приходили и Сикстену, он стал больше внимания уделять рисунку пламени бриара и его окрашиванию. То, что его трубки изготовлялись вручную, позволяло ему перед началом работы развернуть блок бриара так, чтобы получить наиболее красивый рисунок. Также и форма трубки могла быть изменена во время работы, если вдруг открывалась большая трещина в дереве. В то же время Сикстен всегда оставлял небольшие трещины, если они не имели тенденции к расширению, и не прикладывал значительных усилий, чтобы их спрятать.

История о Сикстене:

Однажды в конце 50-х Сикстен обрабатывал на токарном станке великолепную трубку straight grain из плато. Ему оставалось только снять неровную кору с верхней части чаши, и форма будет закончена. В этот момент Сикстену пришла идея: что если оставить верх чаши без изменений, тогда форма получит новый декоративный элемент. Такого раньше не было, по крайней мере, среди трубок датских мастеров. Так Сикстен создал предшественницу многих датских трубок ручной работы с грубым верхом, такие трубки стали очень популярны в 60-х. Сикстен назвал свою трубку «Незаконченная» («The Unfinished»).

Другая история конца 50-х:

Сикстен вырезал трубку straight grain длинной и стройной формы. К несчастью, на одной стороне чаши сверху был очень невыразительный рисунок бриара, который портил общее впечатление от трубки. Сикстен нашел решение, увидев бюст Нефертити с запрокинутой головой. (Нефертити – древнеегипетская царица, теща Тутанхамона.) Сикстен отрезал скучную часть чаши под углом 45 градусов и этим создал новую форму – «Нефертити». Трубки этой формы можно найти в старых каталогах Стэнвелл.

- Третье сходство с идеями функционализма проявляется в том, как Сикстен развивал формы своих трубок в 50-х. В основном формы были очень простые. Часто небольшое изменение изгиба или угла придавало классическим, традиционным трубкам легкость и элегантность.
Хорошим примером является любимая форма Сикстена, «peewit» (чибис). Это просто птичье яйцо, к которому приделан чубук и мундштук. В Дании мы называем эту форму «lap-wing's egg» («яйцо чибиса»).

- Четвертое сходство состоит в использовании новых материалов для чубука. Мебельщики начали использовать сталь, стекло и новые сорта дерева. Сикстен стал применять в своих работах бамбук, рог буйвола, кость. Я разговаривал с Ларсом, сыном Сикстена, о причинах этого.
Мы сошлись на двух возможных объяснениях, оба они показывают экономическое чутье Сикстена. Как уже упоминалось, после войны было непросто достать бриар. Поэтому чтобы получить максимум из блока бриара, Сикстен вырезал или вытачивал из одного блока две или три чаши, в то время как другие мастера вырезали только одну. В этом случае чубук получался довольно коротким. Для Сикстена было естественно удлинять чубук, используя другие материалы, чтобы придать трубке правильные пропорции.
Другое возможное объяснение состоит в том, что Сикстену, выросшему в трудных условиях, было неприятно видеть, как что-либо тратят впустую или выбрасывают. Сикстен однажды сказал мне, что каждый раз, когда он приходил на фабрику Стэнвелл, он всегда просматривал корзины, в которые складывали бракованные чаши. Очень часто он находил чаши (например, с треснувшими чубуками), из которых в своей мастерской мог сделать что-нибудь интересное. В противном случае содержимое этих корзин «пускали на дрова».

- Наконец, дизайнеры мебели и архитекторы вынашивали идеалистическую идею, что их работы будут доступны обычным людям, а не только элите. Можно сказать, что Сикстен следовал той же идее, когда его формы стали использоваться на фабрике Стэнвелл, чтобы делать машинные трубки, доступные каждому. Сикстен несколько раз решал для фабрики специфичные вопросы. Например, он научил их делать чубуки из бамбука.

Я думаю, можно сказать, что Сикстен вписался в среду функционализма, оказавшись правильным человеком в нужное время.

Становление Сикстена Иварсона как Трубочного Мастера.
В начале 50-х Сикстен открыл свою собственную мастерскую. Ему по-прежнему приходилось зарабатывать на жизнь упорным трудом. После разрыва с Suhr он продолжал ремонтировать сломанные трубки, делал свои собственные трубки и поставлял их датским оптовым продавцам, создавал новые формы для Стэнвелла, делал все сендбластовые трубки Стэнвелла, пока они не купили себе собственное оборудование.
Как уже говорилось ранее, вначале формы трубок Сикстена не очень отличались от классических форм, поскольку его трубки «лишь заменяли» английские, пока те не вернулись на датский рынок.


В течение 50-х Сикстен продолжает дальнейшее развитие форм. Например, в каталоге Pibe-Dan за 1958-59 можно найти форму укулеле (ukulele, популярный на Гаваях четырёхструнный музыкальный инструмент), близкую к той, какую делает Том Элтанг в наше время. Важнейшим нововведением были трубки фрихенд и техника их изготовления.

Чтобы понять, что тут было нового, следует немного рассказать, как формируется чаша трубки. Существует три базовые техники (которые можно комбинировать):

• Фрезерование (копирование). Станок режет бриаровый блок, копируя авторский образец. При этом получается серия трубок, точно повторяющих форму оригинала. Этот подход традиционно используют фабрики, ориентированные на производство.

• Чаша трубки вырезается мастером на токарном станке. Опытный трубочный мастер может повторять форму практически идентично много раз. Когда блоки обрабатываются на токарном станке, получаются формы, обладающие естественной круговой симметрией. (круглые чаши и чубуки). Дальнейшая обработка чаши и чубука ведется путем механической шлифовки. Финальная обработка поверхности делается наждачной бумагой. Примерно до 1957г. все трубки Сикстена делались таким способом.

• Чаши трубок фрихенд обычно делают, держа блок в руках и обрезая его на вращающемся наждачном круге. При этом применяют вакуумный отсос вредной для здоровья пыли. Такой способ дает мастеру возможность следовать рисунку бриара или даже создавать скульптурные асимметричные формы. Табачная камера и дымовой канал сверлятся «на руках» после того, как трубка полностью вырезана.

Этот последний способ, или техника создания и «лепки» трубочных чаш, и был новым. Сикстен был первым, кто на самом деле сконструировал и сделал трубки таким способом. В упомянутом выше каталоге можно найти первую трубку фрихенд Сикстена формы Олифант (Oliphant). Такие трубки с тех пор делали многие мастера, но трубке Сикстена была еще придана квадратная форма и, следовательно, ее нельзя было выточить на токарном станке. После этого Сикстен стал комбинировать в работе разные способы.

Трубки фрихенд были совершенной новинкой и очень скоро завоевали большую популярность, особенно варианты с шершавой корой, оставленной на верху чаши. В течение 60-х открылось несколько фабрик и мастерских, которые выпускали большое количество трубок полуручной работы в стиле фрихенд. Качество этих трубок очень сильно варьировалось. В эти годы такие трубки буквально заполонили США. Но это опять-таки другая история.

В 50-е другие трубочные мастера тоже стали делать свои собственные трубки ручной работы. Поль Расмусен (Poul Rasmussen), работая в Suhr, резал красивые классические трубки. Герт Холбек (Gert Holbek), бывший учеником Расмусена, в 1955 обрел самостоятельность и начал делать трубки в своем собственном, очень своеобразном стиле. Он и сейчас делает небольшое количество трубок. Арни Найгаард (Arne Nygaard) делал трубки для Pibe-Dan. Трубки Брейкнера (Brakner) отличались особенным рустрированием. В Ютландии Вигго Нильсен (Viggo Nielsen) занимался трубками с конца войны. Продавцы табака W.O. Larsen и Pibe-Dan специализировались на трубках высшего класса. Они выпустили свои первые трубочные каталоги в конце 50-х. Оба каталога были на английском языке.

В начале 60-х у Сикстена появились ученики. С ранних лет его сын Ларс зарабатывал свои карманные деньги в мастерской отца. Вначале он подметал пол, потом занимался ремонтом трубок и, наконец, стал делать свои собственные. Ларс получил степень в школе экономики, но любовь к трубкам победила. (Статья про Ларса Иварсона напечатана в P&T vol. 1 no. 4). Позже к ним присоединился Джесс Хонович (Jess Chonowitsch) (P&T vol. 2, no. 3) и Йорн Майк (Jorn Micke), практически неизвестный за пределами Японии. Сейчас они считаются мастерами, делающими трубки самого высшего класса.

Сикстен был источником вдохновения для Бо Норда (Bo Nordh) из Швеции, возможно, самого взыскательного мастера среди взыскательных мастеров. Благодаря знакомству с Сикстеном (который, кстати сказать, до конца жизни был гражданином Швеции), формы трубок Бо развились из малоинтересных классических форм в фантастические формы фрихенд. Наконец, дочь Ларса Нанна (Nanna) помогала Сикстену в работе в конце 80-х и начале 90-х, особенно на этапах, где требовался острый взгляд. Она тоже делала свои трубки, но впоследствии изменила свой выбор в пользу промышленного дизайна. В работах этих трубочных мастеров, особенно ранних, можно проследить ясное сходство с трубками Сикстена. Сейчас выпускники «школы Сикстена» нашли свои собственные стили, но их взаимосвязь по-прежнему видна.

В 60-е Сикстен продолжает работать с новыми формами. Он делает оригинальные трубки, такие, как ставшее уже классическим «яйцо» («egg»), до конца своей карьеры трубочного мастера. В конце 60-х стиль хиппи («flower-power») получил широкое распространение в дизайне, мебели, одежде, интерьере. Многие трубочные мастера также попали под его влияние. Формы трубок стали мягче, более скульптурными, асимметричными, будто взятыми из живой природы. Это характерно и для Сикстена и его учеников. Позже, в 70-е и 80-е, формы трубок вернулись к более компактным и менее органичным формам.

Следующие слова, сказанные учениками Сикстена, помогают лучше понять его характер. Сикстен всегда стремился подчеркнуть совершенство. Он не уставал повторять: «Трубка должна быть совершенной. Вы должны довести ее до такого состояния, что следующее движение наждачной бумагой ухудшило бы качество трубки». Он наставлял учеников: «Когда вы садитесь делать трубку, у вас обязательно должна быть идея. Если идеи нет, работа будет проделана зря». В то же время Сикстен понимал уровень мастерства своих учеников и их потребности в экспериментах и поисках собственных форм. Он говорил: «Плох тот мастер, что не позволяет своим ученикам превзойти его самого!»

Влияние и значимость Сикстена

Значительное влияние Сикстена на развитие производства трубок в Дании становится очевидно, если взглянуть на список людей из «трубочного элиты», пришедших на его похороны весной 2001 года.
Среди трубочных мастеров высшего класса – Ларс Иварсон и Нанна, Джесс Хонович и Йорн Майк, Том Элтанг (Tom Eltang), Пер Хансен (Per Hansen) и Ульф Нолтенсмейер (Ulf Noltensmeier) из S. Bang. От Стэнвелла – управляющий директор Дженс Лиллелунд и старший мастер фабрики Арни Дели (Arne Dehli). И автор этой статьи как любитель трубок и друг по увлечению.

Когда Сикстен начинал работать в мастерской Suhr, трубочный мастер считался неквалифицированным работником, вроде землекопа или работника на фабрике. Когда он закончил свою карьеру, трубочный мастер стал считаться художником, выполняющим вызывающую восхищение ручную работу, которая продается иногда по невероятной цене.
Сикстен и его идеи о совершенной трубке существенно повлияли на такое изменение  статуса трубочного мастера. В то же время он всегда стоял обеими ногами на земле и никогда не превозносил себя и свои работы.

Очень часто Сикстена видели с неуловимой теплой улыбкой на лице. Некоторые молодые трубочные мастера говорили, будто он постоянно удивляется тому, что кто-то может заплатить такую возмутительно высокую цену за кусок обтесанного и искусно обработанного дерева с вставкой из черной затвердевшей резины.

Сикстен в США:

В начале 60-х дела Сикстена шли хорошо, у него было несколько постоянных покупателей. В двух каталогах (на английском) ведущих трубочных магазинов Копенгагена были представлены его трубки. Эти каталоги пробудили интерес американцев к Сикстену.
Агент Marshall Fields стал для Сикстена первым оптовым покупателем в Америке. Вскоре Iwan Ries из Чикаго, вероятно, крупнейший розничный продавец табака в мире, также стал клиентом Сикстена. Примерно с 1965 года Ries стал эксклюзивным продавцом его трубок. В каталогах Ries Сикстен, как ведущий трубочный мастер, упоминается наиболее часто. Его трубки можно найти в каталогах до 1981 года. На трубки Сикстена указана цена от 300 – 600$ за обычную трубку и до 3000$ (в 1978) за трубку самой экстраординарной формы.
Стэнли и Элейн Леви (Stanley, Elaine Levy), которые управляли магазином в то время (до того, как его возглавил Чак Леви), много путешествовали по Европе и покупали трубки непосредственно у мастеров. Так они лично познакомились с Сикстеном. Г-жа Элейн Леви, которой сейчас более 80 лет, вспоминает, что Сикстен очень любил принимать их со Стэнли у себя. Он сделал для нее ожерелье из камней, найденных на берегу моря около своего дома. В ожерелье была абрикосовая косточка, которую он отполировал на своем станке.

Сикстен вырезал свою последнюю трубку в 1993-94.

Анекдоты о Сикстене:

Вот две короткие истории времен 1960-х, рассказанные старым учителем английского языка, который был клиентом Сикстена. Они хорошо иллюстрируют, насколько Сикстен гордился своим мастерством.

Сикстен показывал большую коллекцию своих трубок автору истории, когда в мастерскую торопливо вошел очевидно очень занятой господин и попросил показать ему несколько трубок. «Простите, но у меня нет ни одной», ответил Сикстен и посетителю пришлось уйти с пустыми руками. Когда он вышел, учитель спросил Сикстена: «Почему Вы так сказали ? Вы бы могли продать несколько трубок!». На что Сикстен ответил: «Вы видели его трубку? Окислившуюся и побитую! И кисет Mac-Baren Mixture, торчащий из его кармана! Он вовсе не собирался курить ни одну мою трубку!»

Учитель покупал одну из его знаменитых сендбластовых трубок с бамбуковым чубуком. Вероятно, трубка выглядела хрупкой, потому что он спросил: «Вы уверены, что она не развалится ?» В ответ Сикстен подбросил трубку в воздух и она упала на пол. Нагнувшись, он поднял трубку и подал ее очень удивленному учителю со словами: «Да, я уверен. Но не допускайте, чтобы подобное стало Вашей привычкой!»
  
Номенклатура Сикстена:

Когда Сикстен обрел независимость, все его трубки маркировались штампом «an Ivarsson product», слова были написаны по кругу. Трубки Ларса и Нанны имеют такой же штамп, но их всегда можно определить по инициалам (L.I. или N.I.) или именам на трубках. По словам Ларса, примерно до 1965 года Сикстен также впечатывал как минимум две цифры внутри круга. Первые (одна или две) цифры обозначали цену. Когда Сикстен начинал, самая дешевая трубка стоила 35 датских крон (около 5$). Этой цене соответствовала цифра 1. Цена увеличивалась с шагом в 5 крон, а к цифре прибавлялась единица. Последняя цифра означала год выпуска, начиная с 1950-го. Так, например, штамп «55» на трубке означал цену в 60 крон (35+5х5) и 1955 год выпуска (прим. перев.: я бы сказал, что трубка стоила 55 крон, но оставляю авторский вариант). Трубки, продаваемые в США, часто помечались цифрами вне круга. Эти цифры означали номер заказа, в который была включена трубка. Я полагаю, что Сикстен не мог вообразить заоблачные цены на свои трубки, когда создавал свою систему обозначений. С середины 60-х он просто ставил год изготовления, например, «1982».

Web-сайты, где представлены бывшие в употреблении трубки Сикстена:

Сегодня очень непросто найти обкуренные трубки Сикстена Иварсона. Еще сложнее найти трубки некуренные. На представленных сайтах такая возможность есть (но незначительная):

www.scandpipes.com
www.finepipes.com
www.uptowns.com
www.ebay.com


Об авторе:
Якоб Грот пишет статьи для датского журнала Piber & Tobak с 80-х годов. 10 лет он проработал в известном трубочном магазине Pibe-Dan во время своей учебы в университете.

Большая благодарность тем, кто помогал Якобу в его исследованиях. Это
Пиа Дан (Pia Dan), Нильс Ларсен (Niels W.O. Larsen), Дженс Лиллелунд (Jens Lillelund), Ларс Иварсон (Lars Ivarsson), Джесс Хонович (Jess Chonowitsch), Майкл Иверсен (Michael C.G. Iversen), Элейн и Чак Леви (Elaine and Chuck Levi) и Рекс Поггенпол (Rex Poggenpohl).

©Jakob Groth, e-mail: ulf34@image.dk
Photo©Lars Kiel - www.danishpipemakers.com
С уважением, Дмитрий

#12 Dym

Dym

    Трубокур

  • Модераторы
  • ФишкаФишкаФишка
  • 1246 Сообщений:
  • LocationКиев

Опубликовано 13 December 2007 - 02:53 AM

Стефан А. Росс
Оригинал статьи опубликован в летнем номере журнала Pipes&Tobaccos за 2007 г.
Перевод выполнен и публикуется с любезного разрешения редактора журнала, г-на Чака Стениона.

Без ума от трубок.

Спросив у бармена несколько клочков бумаги, Жоао Рейс взволнованно вскакивает со стула и принимается рисовать бриаровый кап. Начав с центра, он объясняет, как растет бриар. Набросав внешние контуры, он показывает, как образуются грейнс, и как резчики бриара «читают» корень, чтобы извлечь из него максимум возможного. Некоторые друзья Рейса, присутствующие в баре, знающие о его страсти, закатывают глаза и тихо усмехаются. Немного смущенный, Рейс улыбается заразительной улыбкой и застенчиво говорит: «Простите, я просто без ума от трубок».

Не важно, действительно ли Рейс сходит с ума по трубкам, одержим ими или же просто испытывает к ним сильную страсть. Его любовь к дереву и к искусству резания трубок началась довольно рано. Рейс вырос в Лиссабоне, Португалия. Свою первую трубку он сделал, когда ему было 7 лет после того, как посмотрел мультфильм про морячка Папая. Из кусочков тростника, который его отец принес домой, Рейс соорудил маленькую трубку, вроде той, что была в мультфильме. С этого момента он стал возиться с деревом, делая маленькие безделушки. Когда ему исполнилось 15 лет, он стал работать на мебельной фабрике, изготавливающей мебель на заказ. Потихоньку он купил свою первую трубку, Chacom.

Курить трубку было приятно и постепенно Рейс увеличил свою коллекцию. Хотя его работа была связана с деревом, Рейс никогда не думал о том, чтобы самому делать трубки, пока его брат Александр не познакомил его с Жозе Мануэлем Пингальо (Jose Manuel Pingalho), членом Португальского Пайп-клуба.

После короткого разговора Пингальо попросил Рейса сделать для него трубку. Рейс согласился, но предупредил Пингальо, что не знает, как делаются мундштуки. Пингальо уверил его, что тут проблем не возникнет, и отдал ему трехгранный седловидный мундштук от бильярда Битц-Шоке из своей коллекции.

«Жозе показал мне некоторые из своих трубок. Они были прекрасны и совсем не похожи на те, что я видел в магазинах. Он попросил меня сделать для него трубку и сказал, что если трубка получится хорошая, то он представит меня другим коллекционерам».

Используя ручную дрель, Рейс сделал из вишневого дерева трубку, похожую на те, что видел в магазинах. Ему понадобилось более месяца, чтобы правильно высверлить необходимые отверстия и придать ей желаемую форму. И постепенно его первая трубка – бильярд – появилась на свет.

«Тогда я еще не знал, что такие трубки называются бильярд. Мне было совершенно безразлично, как называются формы трубок. Я просто копировал формы, которые встречал в табачных магазинах Лиссабона. Это было очень увлекательно, но занимало очень много времени».

Пингальо, довольный первым успехом Рейса, пригласил его на клубную встречу.

«Серьезно я стал изучать трубки в 1999 году, когда вступил в Португальский Пайп-клуб». На первой встрече, куда пришел Рейс, Пингальо показал его трубку другому члену клуба и тот тут же попросил Рейса сделать две трубки для него. Через несколько месяцев Рейс стал полноправным членом клуба и получил запас бриара, который позволил ему сделать трубки почти для всех членов клуба.

«Я делал прямые трубки, гнутые трубки. Я старался делать все, о чем меня просили. Вот такой вот опыт».

Пользуясь исключительно ручной дрелью и напильниками, Рейс продолжал делать трубки в течении четырех лет. В 2003 году Барселона, Испания, принимала у себя участников европейского чемпионата по медленному курению трубки. Некоторые члены Португальского Пайп-клуба собирались принять участие в соревновании и пригласили Рейса отправится с ними, чтобы продать несколько своих трубок.

Прибыв на выставку, Рейс познакомился с датским трубочным мастером Каем Нильсеном (Kai Nielsen). У Нильсена был стол, предназначенный для продажи трубок. Кроме того, он привез с собой некоторое оборудование, применяемое при изготовлении трубок, и показал кое-что из своих приемов. Рейс был поражен.

«Меня восхитило, насколько быстро и насколько точно он работает. В то время мне требовалось три-четыре дня, чтобы сделать трубку, в которой не было ничего особенного. Он делал свои восхитительные трубки практически мгновенно. Я спросил, могу ли я записаться к нему в ученики, и он пригласил меня в Фааборг посмотреть, как он работает».

Рейс посетил Данию впервые в конце 2003 года и провел у Нильсена месяц. В Португалию Рейс вернулся с несколькими заранее просверленными бриаровыми блоками, это сильно облегчило ему работу. Четыре месяца спустя Рейс снова отправился в Данию и провел там уже полгода.

«Кай мой наставник, я научился у него основным вещам. Он показал мне, как использовать токарный станок для сверления отверстий в трубках. Еще он научил меня делать вручную мундштуки и рассказал, как создавать формы. До моего визита в Данию все операции я делал руками. Конечно, мы и сейчас делаем все наши трубки вручную, но теперь я использую станки для выполнения простейших операций, таких как сверление табачной камеры и дымового канала. Это можно сделать и руками, но станок позволяет выполнить это легко и очень точно. Я многое узнал о формах, присущих датской трубочной школе. Я научился работать на ленточной шлифовальной машине».

Кроме учебы у Кая Нильсена, Рейс посетил и других датских трубочных мастеров: Поля Ильстеда и Тома Элтанга.

«Поль известен тем, что делает грани на трубках, он научил и меня. Я узнал, как делать углы и ребра. Том больше рассказал мне о том, как возникают формы, и поделился некоторыми своими секретами, особенно, касающимися калабашей. Позже я научился использовать эти техники, привнеся в них свой собственный опыт и знания».

Когда полгода закончились, Рейс вернулся в Португалию только для того, чтобы упаковать свои вещи и переехать в Данию насовсем. Йорген, брат Кая, предложил Рейсу работу. Год спустя, Йорген продал ему свою мастерскую и все оборудование.

Сейчас Рейс четыре дня в неделю работает на мебельной фабрике неподалеку. Это дает ему возможность оставшиеся три дня посвящать изготовлению трубок. Одна работа – чтобы оплачивать счета, другая – для души.

Мастерская Рейса, находящаяся по соседству с гостиницей, прячется в маленьком дворике. Чтобы войти в нее, приходится пройти под несколькими лестницами. Внешняя каменная стена выкрашена в светло-желтый цвет. Внутри чисто, но тесновато. Через окно падает дневной свет.

В углу мастерской стоит большой мешок с бриаром. Сидя на корточках, Рейс копается в мешке, ищет подходящие блоки. Переехав в Данию, он получил возможность покупать качественный бриар. Он купил три таких мешка и надеется, что этого запаса хватит на несколько лет. В основном бриар с Корсики, но есть немного алжирского и испанского. Рейс не занимается выдержкой бриара, считая, что может определить, когда он годится для работы.

«Когда я только начинал делать трубки, я использовал любой бриар, который мог достать, даже если он был слишком влажный. Но определить «готовность» бриара можно просто взяв его в руки. Если он еще недостаточно сухой, то блок будет тяжелее, холоднее и на поверхности может быть немного лишайника. Когда блок выглядит так, значит, он еще не годится для работы. Последняя партия бриара была более качественной, поэтому в следующем году можно ждать появления впечатляющих трубок».

Рейс считает, что его стиль сочетает в себе датскую эстетику, его португальские корни и готовность пробовать, чтобы взять от бриара максимум возможного.

«Очень здорово смотреть, как природа потрудилась над деревом, и потом придумывать, как можно обыграть это. Я называю работу игрой, потому что мне очень нравится приводить в согласие грейнс бриара и форму трубки. Я пробую делать то, что еще ни разу не делал. Мне нравятся фрихенды и другие выразительные формы».

Придумывая форму трубки, Рейс допускает небольшие крапинки на хорошем «птичьем глазе». Он также любит делать трубки с острыми гранями между «птичьим глазом» и грейнс.

«Я пытаюсь разделить «птичий глаз» и грейнс, особенно на горнах. Мы должны следовать тому, что говорит нам дерево. Так сложно найти хорошие прямые грейнс и я очень люблю «птичий глаз». Это так захватывающе! Мне не нравится отрезать «птичий глаз», поэтому иногда мне приходится делать трубки побольше».

В год Рейс делает около 100 трубок. На одну трубку, включая вырезание мундштука, он тратит два дня. Секрет в том, чтобы переход от чаши к мундштуку был плавным.

«Я добиваюсь, чтобы мундштук продолжал форму чаши. Структура дерева играет главную роль, но мундштук должен неразрывно следовать дереву, так, чтобы оно медленно превращалось в мундштук. У японских мастеров Хироюки Токутоми (Hiroyuki Tokutomi) и Кея-ичи Гото (Kei-ichi Gotoh) это получается восхитительно хорошо».

Рейс считает, что дымовой канал должен быть достаточно широк для хорошего движения воздуха. Отверстие размером 3мм в начале мундштука плавно сужается до 1.5мм у загубника.

«Выглядит это словно большой треугольник, своим острым концом направленным в сторону движения воздуха. Я стараюсь сделать его поглубже. Это особенно важно для больших трубок, популярных в Америке. Изготовление мундштука вручную требует много времени, но если бриар хорош, это стоит затраченных усилий».

Недавно Рейс стал делать менее дорогие трубки, в основном для Германии, используя фабричные мундштуки. Разрезав блок, Рейс решает, как его использовать. Если рисунок выглядит привлекательным, то он вырезает трубку и мундштук вручную. Если бриар ничем не примечателен – он будет использован в дешевой трубке.

Рейс делит трубки на две категории: трубки полностью ручной работы класса хай-энд и менее дорогие трубки. Он много думал о системах грейдинга, но так и не придумал ни одну, которая бы его устраивала.

«Мне бы хотелось как-то делить трубки по грейдам, но я постоянно улучшаю свои навыки, совершенствуясь как трубочный мастер. Поэтому, если бы я делил свои трубки на грейды с начала своей карьеры, то такое деление сейчас и пять лет назад не соответствовало бы друг другу. Скажем, раздели я трубки на пять сортов от 1 до 5, где 5 был бы наивысшим, то 5-ка, которую я сделал пять лет назад соответствовала бы нынешней 3-ке или даже ниже. Мне трудно поделить трубки на грейды, поскольку то, что я делаю сейчас – это одно, а то, что я сделаю завтра – что-то совершенно другое. Мы учимся и окружающая нас обстановка меняется. Я уверен, что не буду присваивать трубкам грейдинг, так как он изменится как только я узнаю что-то новое».

Рейс также считает, что грейдинг умаляет достоинства рустированных и сендбластовых трубок.

«Мне правда не нравится деление трубок на грейды. Я видел много рустированных трубок, которые были сделаны и выглядели гораздо лучше, чем гладкие. Среди сендбластовых также много красивых. Мне попадались бриаровые блоки с отличным рисунком и сендпитами и блоки с широкими грейнс совершенно без сендпитов. Что лучше: хороший кусок бриара с великолепным рисунком и дефектами или обыкновенный, но без дефектов?»

После переезда в Данию примерно 70% трубок Рейс делает гладкими, 10% – рустированными. Оставшиеся 20% он отправляет Тому Элтангу для обработки на пескоструйной машине. Если в бриаре открывается трещина, Рейс пытается избавиться от нее изменив форму трубки или сделав трубку поменьше. Если эти средства не помогают, он оставляет трещину как часть отделки или рустирует трубку.

«Если дефект маленький, то трубка будет гладкой, а финиш будет более контрастным. Обычно я использую более темный финиш, коричневый или красный».

Назначая цену, Рейс сначала оценивает рисунок бриара, затем форму.

«Если я сделал очень сложную форму, цена будет соответствующей. Как форма отражает рисунок? Иногда посмотрев на блок я могу сказать, что он очень хорош. Если я пытаюсь сделать сложную форму и проявляются один или два дефекта, я вынужден снизить цену, хотя над такой трубкой приходится много потрудиться».

Некоторые трубочные мастера делают трубки ради денег. Жоао Рейс делает их ради любви к ним. Он стремится занять место среди лучших трубочных мастеров и у него есть для этого все возможности.

«Я делаю трубки по велению сердца. Главное удовольствие от работы – испытывать себя, насколько красивую трубку ты можешь сделать. Это – главный источник вдохновения и сил для создания трубок, создания чего-то такого, что никто до тебя не делал. Вот почему я без ума от трубок».


Номенклатура.
Трубки, сделанные в Португалии, помечены надписью «Joao Reis» и датой. После переезда в Данию на трубки ставился штамп «Joao Reis», «Made in Denmark»  и дата. Начиная с 2005г. на трубках ставится только надпись «Joao Reis».

Перевод Дмитрия Андрейко aka Andy271.
С уважением, Дмитрий

#13 Dym

Dym

    Трубокур

  • Модераторы
  • ФишкаФишкаФишка
  • 1246 Сообщений:
  • LocationКиев

Опубликовано 12 January 2008 - 04:33 AM

Тарек Манадили www.theitalianpipe.com
Pipes&Tobaccos, зимний выпуск ‘08

Статья переведена и размещена на форуме с любезного согласия автора статьи и редактора журнала.
Перевод Дмитрия Андрейко.
//Правильное произношение имени мастера: Кавикки, с ударением на второй слог.

Иной урожай.
Клаудио Кавикки, будучи фермером, упорно трудился на своей земле, чтобы получить лучший урожай. Теперь знаменитый трубочный мастер так же упорно работает, чтобы раскрыть всю красоту бриара.

user posted image

Если спросить трубочного мастера, что побудило его сделать свою первую трубку, можно услышать в ответ от «Мне было интересно, получится ли у меня» и «Мне был интересен сам процесс» до «Мне не нравились трубки, которые можно было купить». Задав тот же вопрос Клаудио Кавикки, мы получим ответ совершенно иной и довольно неожиданный: «Я решил вырезать свою первую трубку потому что был слишком нетерпеливым». 55-тилетний итальянский джентльмен с седой бородой, в очках, с тихими манерами выглядит скорее похожим на профессора, чем на фермера, ставшего трубочным мастером. «Я заказал трубку Caminetto Oom Paul в табачном магазине по-соседству. После почти года ожидания, я решил взять ситуацию в свои руки и вырезал себе свою первую трубку».

Раздобыв блок бриара и используя свои познания в технике, Кавикки сделал свою собственную Caminetto Oom Paul, с той лишь разницей, что на ней не было штампа Caminetto. Несмотря на отсутствие у Кавикки опыта, теоретических и практических знаний об изготовлении трубок, несмотря на то, что он сделал всего одну трубку с прозрачным плексигласовым мундштуком, результат оказался того же высокого качества, как то, которое он хотел получить, заказывая Caminetto Oom Paul. В этот момент он стал трубочным мастером. Пробыв фермером почти 30 лет, Кавикки продал свою землю и в 2005 г. переехал в свой родной город, Бариселла (Baricella) в Италии, чтобы посвятить все время изготовлению трубок. Его жена Даниела стала помогать ему, занимаясь рустированием, финишной обработкой и полировкой трубок. Они купили дом, достаточно большой, чтобы в нем разместилась трубочная мастерская-студия и хранилище бриара.

Перед тем, как удалиться от фермерских дел и посвятить все время трубкам, Кавикки делал примерно 1200 трубок в год. Естественно можно было бы предположить, что уделяя больше времени трубкам, он сможет делать их больше. Однако в 2006 году он сделал всего около 600 трубок. Двукратное сокращение производства должно было бы расстроить Кавикки и его клиентов, так как спрос на его трубки стабильно рос, но Кавикки не беспокоился.

«Теперь, когда я делаю трубки, я вижу больше «призраков» (подводных камней)», – объясняет Кавикки. Он один из самых въедливых перфекционистов, встречавшихся мне. Чем выше его требования к себе самому и к трубке, над которой он работает, тем больше времени он уделяет деталям. Означает ли это, что трубки Кавикки, сделанные ранее, хуже, чем выпускаемые сейчас? Ответ в большинстве случаев нет, вот почему Кавикки употребляет слово «призрак».

В хороший день, когда ему удается без перерыва работать 12 часов, Кавикки делает не менее четырех трубок, но это не означает, что он может сделать 1440 трубок в год.

«Конечно, мне бы хотелось, – говорит он со вздохом. – Но видите ли, работать в таком темпе, столько времени каждый день круглый год совершенно невозможно. Я могу сделать четыре трубки в хороший день. Но иногда, проработав целый день, к вечеру я успеваю закончить всего две трубки».

Став трубочным мастером, Кавикки никогда не искал и не получал помощи ни от одного сведущего в этом ремесле человека. Но будучи авторитетным курильщиком, выигравшим несколько турниров по медленному курению трубки (Чемпионаты Италии в 1983, 1985, 1988; Чемпионаты Мира в 1989, 1991, 1993 – прим. перев.), он определил собственные предпочтения и стал следовать своим бескомпромиссным стандартам качества. Кроме этого, Кавикки посещал табачные магазины и смотрел, какие трубки продаются. Один из брендов, Шаратан, оказал сильное влияние на стиль и дизайн ранних трубок Кавикки.

«Самое смешное то, что у меня никогда не было ни одной трубки Шаратан. Но мне всегда нравились их качество и эстетика».

Кавикки нравились формы и великолепный рисунок бриара у трубок Шаратан. Более всего он любил то, как изящно и красиво сочетаются форма и рисунок. В трубках Кавикки можно легко заметить влияние Шаратана. Оно проявляется в том, что его трубки больше, чем многие прочие, и рисунок бриара в них проявляется наилучшим образом. Первые 20 лет Кавикки даже окрашивал свои трубки в особый красный цвет, похожий на шаратановский.

Один из самых трудных и затратных по времени аспектов способа, которым Кавикки делает трубки, состоит в том, чтобы подобрать некую форму позволяющую рисунку бриара проявиться наилучшим образом. Иногда наоборот рисунок диктует наиболее подходящие размер и форму. Следующий этап, полировка трубки вручную, также требует много усилий и времени. После того, как форма трубки выведена и Кавикки приступает к финишной отделке, он не упускает ни единой возможности добиться того, чтобы поверхность трубки была настолько совершенна, насколько это возможно сделать человеческими руками.

За то время, что Кавикки занимается изготовлением трубок, он предложил как множество новых прекрасных форм, так и новые интерпретации форм стандартных и классических. Будучи курильщиком, Кавикки предпочитает изогнутые трубки. Как мастеру ему больше импонирует форма ловат и ее производные. В конечном счете, именно сложность ловата привлекает его возможностью беспрестанного соревнования с самим собой. Кавикки считает, что каждая особенность изготовления ловата, начиная от выбора куска бриара и удобного положения мундштука, требует много знаний и внимания к деталям.

«Блок должен быть достаточно большим, значит – от старого дерева. Только старое дерево растет достаточно долго, и дает резчикам бриара кап нужного размера, из которого можно вырезать эбашен, который, в свою очередь, можно превратить в ловат. Поэтому мысль о ловате, или о канадке, или о ливерпуле приходит мне в голову на фабрике у резчиков бриара. С другими формами такое бывает редко».

У ловата длинный чубук и короткий мундштук должны соединяться изящно и гармонично, чтобы обеспечить максимальный баланс и комфорт. Свобода трубочного мастера достаточно сильно ограничена, т.к. ловат – форма классическая и предопределенная; чтобы сделать такую трубку необходимы серьезные умения и опыт. Эти особенности ловата Кавикки считает неотразимыми и в высшей степени приятными.

Следующими формами по сложности, согласно Кавикки, являются бильярд и бульдог. Эти две формы сложны необходимостью соблюсти баланс и показать красоту бриара, следуя при этом ограничениям и требованиям, предъявляемым формой. Кавикки считает большей сложностью сделать бильярд с прямым пламенем (straight grain) или с рисунком «птичий глаз» в 360° чем трубку размера extra large с высшим грейдингом, Diamante. Он говорит, что мастеру часто приходится выбирать между бильярдом идеальной формы или трубкой с совершенным рисунком бриара. Комбинация этих двух противоположностей – самая трудная задача, встающая перед трубочным мастером.

Кавикки отрицает мнение, что трубки с прямым пламенем курятся лучше, чем прочие. «Я считаю, что нет связи между рисунком бриара и тем, как трубка курится. Говоря о курительных качествах и полагаясь на свой опыт курильщика, я утверждаю, что трубка с прямым рисунком может разочаровать вас, также как трубка с обычным или даже плохим рисунком может быть великолепной».

Кавикки придумал несколько чрезвычайно привлекательных и новаторских форм. Большинство этих форм не имеют названия, поэтому он соглашается, что обсуждать их с известной долей точности непросто. Однако Кавикки с нежностью говорит о разных трубках, основанных на форме вулкан. Одна из таких трубок выделается ромбовидным чубуком, большой вставкой из оливы и искусно сделанным мундштуком. Еще одна форма, пользующаяся популярностью, – «летающее блюдце», определенно самая маленькая, если говорить о размере табачной камеры, трубка Кавикки. «Летающее блюдце» в гладком финише всегда обладает пленительным сочетанием прямого пламени и «птичьего глаза».

«Олифант (oliphant) размера extra-large и сислаг (sea slug – вид голожаберных моллюсков) – вот еще две выразительные формы, которые я делаю уже много лет. Олифант – это трубка с лучшим соотношением цена/качество в не зависимости от грейдинга. Сислаг сделать очень сложно, так как необходим блок бриара с массивным верхом плато».

Кавикки делает свои трубки в трех разных финишах: рустированные (черные или желто-коричневые), гладкие коричневые и гладкие натуральные. Система грейдинга основана на комбинации финиша и количестве знаков ©, включает в себя семь основных уровней плюс Diamante – высший грейд Кавикки, обязательно «прямое пламя», straight grain. В настоящее время примерно 15% трубок выпускаются рустированными черными, 5% – рустированными желто-коричневыми, 45% – гладкими коричневыми (© и ©©) и 35% - гладкими натуральными (©©©, ©©©© и ©©©©©).

Хотя спрос на трубки в натуральном финише высшего грейдинга (5©) растет, Кавикки делает их все меньше по причине возрастающих собственных жестких требований и теории «привидений». Если Кавикки не уверен, какой грейд присвоить трубке, 4© или 5©, он всегда выбирает более низкий грейд, поскольку в этом случае он не рискует своей репутацией и качеством трубок более высокого грейда, не говоря уж о том, чтобы обмануть ожидания своих клиентов.

За 33 года занятия трубочным ремеслом, Кавикки сделал около 70-ти трубок грейда Diamante. Однако, принимая во внимание то, насколько он становится более требовательным со временем, Кавикки считает, что не более половины из них удостоились бы грейдинга Diamante сейчас.

«Трубка получает грейд Diamante в 98% благодаря рисунку бриара и 2% отсутствию сендпитов. Я принимаю во внимание плотность пламени и его распределение по всей трубке. Другой важный момент – насколько форма трубки проявляет рисунок бриара».

Несмотря на редкость трубок Diamante, Кавикки сильно везло последние два года. Не менее пяти трубок прошли придирчивый контроль и удостоились высочайшего грейда. Конечно не все трубки грейда Diamante одинаковы, из этих пяти одна настолько превосходит остальные в совершенстве ее красоты, что Кавикки сомневается, что ему когда-либо доведется сделать более красивую трубку.

Курильщики, у которых есть трубки Кавикки, считают его одним из самых талантливых и искусных мастеров не только в Италии, но и в мире. Но большинство не знает, что Кавикки является одним из ведущих специалистов по бриару. Каждые два месяца Кавикки посещает своего поставщика бриара. Он проводит там целый день, отбирая блоки, один за другим, принимая во внимание, какие трубки он собирается делать и какой рисунок бриара лучшим образом подойдет для них. В основном бриар тосканийский, но Кавикки подтверждает, что часто бриар из разных регионов продается вместе. Но для него это не имеет значения, поскольку он полагается на свое знание материала и оценивает каждый блок по своим собственным критериям. Делая выбор, Кавикки рассматривает все свойства каждого эбашена.

«Вначале я оцениваю рисунок. Он должен быть плотным, прямым и единообразным насколько возможно со всех сторон будущей чаши. Уже на этом этапе я должен представить форму трубки, которую однажды мне предстоит вырезать из этого конкретного блока бриара. Вес блока обычно служит хорошим показателем того, насколько хорошо высушен бриар, но для меня это не главное. Видите ли, я предпочитаю приобрести бриар сразу после варки, что означает, что блок будет тяжелым из-за высокого содержания в нем влаги.
Сушка, выдержка и хранение бриара после покупки продолжается в специальном помещении в моем доме. Дерево проводит там два года под моим пристальным наблюдением, после чего признаю его годным для изготовления трубок. Это означает, что только что купленный блок бриара вновь увидит свет не раньше, чем через два года».

Накопленный за многие годы опыт привел Кавикки к системе покупки бриара раз в два месяца. Во-первых, это позволяет ему распределять стоимость бриара и тратить шесть раз в год небольшие суммы, вместо двух значительных. В то же время, это дает Кавикки возможность выбирать лучший бриар, уменьшая риск получить материал не соответствующий его представлениям о качестве. Для мастера это естественный риск-менеджмент. Еще один важный фактор, это время, необходимое для тщательного выбора бриара. Если для того, чтобы отобрать 200 блоков, Кавикки тратит целый день, нетрудно вообразить сколько времени потребуется, чтобы выбрать 1000.

Хорошим показателем того, как Кавикки разбирается в бриаре, его опыта работы с сырым материалом, его мастерства, его удачи, в каком-то смысле, служит то, что из 10 блоков обычно получается 8 или 9 законченных трубок, каждая из них отличается тем великолепным качеством, которым знамениты его трубки. Кавикки считает, что 8-9 трубок из 10 блоков служат достойной наградой тем усилиям, что были потрачены на выбор бриара, на его сушку и выдержку в течение 2 лет.

Трубочные мастера часто предпочитают один сорт бриара другому. Не отрицая тот факт, что калабрийский бриар отличается от греческого, в основном из-за климата и почвы, Кавикки считает, что качество не присуще какому-то конкретному сорту, и что именно качество, или его отсутствие, в конечном итоге, определяет результат.

«Блок калабрийского бриара может быть превосходного, обычного или низкого качества, так же как и блок греческого. Все сводится к тому, как дерево было высушено, разрезано и выдержано, и в каких условиях. Вы можете купить трубку мастера, который известен тем, что использует только калабрийский бриар, и окажется, что трубка курится великолепно. В то же время в ваши руки может попасть трубка другого мастера, делающего трубки исключительно из греческого бриара, и эта трубка окажется хуже первой. Можете ли вы на основании этого опыта утверждать, что калабрийский бриар лучше греческого? Ответ может быть да, но вы должны принять во внимание, что калабрийский бриар первого мастера может быть хорошего качества, а греческий другого – нет».

Утверждения некоторых курильщиков о том, что они могут определить происхождение бриара просто поглядев на блок или на законченную трубку, вызывают у Кавикки улыбку. Несмотря на все свои знания о бриаре и на весь опыт изготовления трубок, Кавикки даже не допускает и полностью отрицает существование способности делать это. Он соглашается только с возможностью определять конкретный сорт бриара после многих и многих лет работы с только с этим сортом.

«Так вышло, что я знаю корсиканский бриар как никто другой, поэтому думаю, что способен распознать его в блоке до того, как из него сделают трубку. Говоря так, я не утверждаю, что смогу сделать это в любом случае. Более того, я готов поспорить с любым, кто, войдя в комнату, полную бриаровых блоков из разных источников, будет способен рассортировать их по месту происхождения просто взглянув на них».

Другими словами, Кавикки сможет забрать свои слова обратно только если встретит человека, который продемонстрирует такую способность на деле. Что касается определения сорта бриара по готовой, законченной трубке, то тут даже демонстрация не нужна. Кавикки начисто отрицает подобную возможность.

Кавикки также занимает твердую позицию в спорах о преимуществах эбонитовых и акриловых мундштуков. Сам мастер использует исключительно акрил.

«Я совершенно не согласен с той точкой зрения, что эбонит лучше акрила, — говорит Кавикки слегка раздосадовано и неодобрительно нахмурившись. — Я согласен, что эбонит мягче «за зуб», но у него есть множество недостатков, которые в конечном итоге перевешивают его достоинства. Как курильщик, я предпочитаю акрил. Главная причина такого моего отношения кроется в главном недостатке эбонита — со временем он выцветает, обесцвечивается. Несправедливо упрекать трубочных мастеров в том, что они используют акриловые мундштуки вместо эбонитовых, чтобы незаслуженно придать своим трубкам более дорогой вид. Если принять во внимание тот факт, что большинство курильщиков предпочитают акрил, то несправедливость становится вопиющей».

Трубки Кавикки продаются преимущественно в США. Несмотря на высокое качество и разумные цены, некоторые отказываются считать трубки Кавикки «хай-грейдом», «high-grade», позиционируя их как трубки среднего уровня, «mid-range».

«Честно говоря, я глубоко задет и разочарован. Думая о том, насколько я предан своему делу, сколько опыта вложено в мои трубки, не говоря уж об их высоком качестве, я просто не понимаю, как может быть возможно подобное несправедливое деление на категории».

Кавикки считает, что он не может делать трубки еще более высокого качества, поскольку полагает, что более высокое качество недостижимо. Он основывается на своих знаниях и внимательном изучении не только своих трубок, но и работ других мастеров вне зависимости от их происхождения. Единственная причина, по которой трубки Кавикки не считаются лучшими среди всех, это цена.

«Разве я виноват, что делаю все возможное, чтобы предложить качественный продут по разумной цене? Некоторые продолжают отрицать несомненное качество, которое, к тому же, они видят собственными глазами, и считают цену достаточным основанием, чтобы называть мои трубки «средним уровнем». Я не собираюсь позволить подобным заявлениям отвлечь меня от моей работы или лишить меня удовольствия, которое я получают от создания трубок».

Кавикки не считает себя художником, скорее, мастеровым, ремесленником, специалистом. По этой причине он не слушает людей, судящих о его трубках по дизайну. Он надеется, что однажды кто-нибудь докажет ему, непредвзято и логически, почему его трубки не считаются настолько же хорошими, как трубки других производителей, вне зависимости от того, кто их сделал, где, как, и что более важно, не принимая во внимание цену. А пока Кавикки продолжает считать свои трубки лучшими, с технической точки зрения, из всех, которые можно сделать.

Хотя мастера раздражает существующая репутация его работ, Кавикки совершенно не сожалеет о том, что стал трубочным мастером. Единственный досадный момент в его карьере состоит в том, что понадобилось почти 15 лет упорной работы, прежде чем его трубки нашли свой путь к покупателям. Все это время он делал трубки максимально возможного качества и продавал их друзьям и местным табачным магазинам. Кавикки знал, что его трубки достаточно хороши, чтобы продаваться по существенно большей цене, но он не знал, что нужно сделать для этого. Поэтому он продолжал создавать новые формы, совершенствовал свои навыки, придумывал новые и улучшал существующие приспособления и оборудование.

Для Кавикки идеальный вечер после плодотворной работы над трубками выглядит так: он сидит в гостиной перед камином вместе с Даниелой и курит «Three Nuns» из большой трубки. И хотя этот долгий день закончен, Кавикки уже планирует следующий.

«Вечером я думаю о том, что буду делать завтра, над какими трубками работать. Я надеюсь, что со временем мои трубки заставят радостно улыбнуться моего собрата-курильщика где-нибудь на Земле». P&T

С уважением, Дмитрий

#14 Dym

Dym

    Трубокур

  • Модераторы
  • ФишкаФишкаФишка
  • 1246 Сообщений:
  • LocationКиев

Опубликовано 12 January 2008 - 04:44 AM

Фред Ханна (Fred Hanna)
Pipes&Tobaccos, зимний выпуск ‘08

Статья переведена и размещена на форуме с любезного согласия автора статьи и редактора журнала.
Перевод Дмитрия Андрейко.

Курение трубки и решение проблем
Почему трубка способствует размышлениям и медитации

В литературе очень часто встречается мысль о том, что трубка способствует размышлениям, раздумьям и поиску решений различных проблем. Например, Шерлок Холмс несколько раз говорит Ватсону, что «это задача на три трубки». Любопытно, что многие из нас согласятся с этим, но редко кто задумывается о том, почему трубка помогает решать проблемы и как трубка погружает курильщика в созерцательное и задумчивое состояние. Начав курить в 1967 году, каждый раз наслаждаясь табаком из любимой трубки, я размышляю над чем-нибудь. Множество идей приходит мне в голову именно тогда. Часто я думаю о том, почему трубка так легко и естественно помогает мне решать сложные задачи, находить выход из запутанных положений.

Сигареты и сигары, кажется, не обладают похожим эффектом, хотя табак тоже участвует в процессе их курения. Я нигде не встречал ни слова о том, что сигары или сигареты приводят к глубоким мыслям. Флетчер Гробен, один из владельцев магазина «Фейдер’с тобакко» в Балтиморе, как-то раз сказал мне: «Удовольствие от сигары и удовольствие от трубки – два совершенно разных дела. И то, и другое расслабляет и радует, но только трубка обладает уникальной особенностью пробуждать мысли». «Вашингтон пост» в 2005 г. процитировала Дэвида Бэкбайла, владельца «Джорджтаун тобакко», сказавшего, что курильщики сигар отличаются от курильщиков трубок тем, что первые склонны «сильнее возбуждаться» и «торопиться».

Работая над этой статьей, я общался со многими курильщиками трубок, которые также любят хорошие сигары. Подавляющее большинство сказало, что «созерцательный эффект», присущий трубкам, не наблюдается при курении сигар. Со своей стороны я могу сказать, что курение сигарет или сигар не погружает меня в задумчивое или созерцательное состояние. Да, конечно, я могу замечательно провести время, куря сигару, но это никак не поможет мне в решении проблем или обдумывании результатов. Этим свойством в большей степени обладают трубки.

Можно сказать, что причина кроется в особенностях характера, в том смысле, что человек, расположенный к раздумьям и размышлениям, больше склонен курить трубку. Возможно, это действительно так, но большинство курильщиков трубки, с которыми мне довелось общаться, говорят, что трубка стимулирует мыслительный процесс и способствует более тщательному обдумыванию проблем, более внимательному рассмотрению различных аспектов жизни и бытия. Конечно, человек, привязанный к трубке, может быть склонен к размышлениям по природе. В любом случае, трубка служит большинству курильщиков лучшим инструментом для достижения совершенства в этом деле. Рич Эссерман, уважаемый курильщик, коллекционер и автор многих статей про трубки, однажды сказал: «Я обнаружил, что курение трубки открывает для моих мыслей новые и непохожие пути».

Потратив много времени на изучение задумчивого, созерцательного состояния, вызываемого моей трубкой, я собираюсь попытаться объяснить как и почему это происходит. Мой подход основывается на многолетнем опыте изучения и практики психологии и философии. Насколько я преуспею в этом, решать вам, возможно в тот момент, когда вы будете курить свою трубку.

Некоторые созерцательные аспекты курения трубки
Многие философы прошлого курили трубку. Они зарабатывали на жизнь, раздумывая и размышляя о жизни и бытии. Среди них такие люди как Бертран Рассел, Жак Деррида, Эдмунд Хассель, Мартин Хайдеггер и Жан-Поль Сартр. Знаменитый физик Альберт Эйнштейн тоже может считаться глубоким мыслителем. Ему принадлежат такие слова: «Курение трубки способствует взвешенному и объективному суждению о человеческих поступках». Это в самом деле так. Что же сделало трубку столь привлекательной для этих великих умов? Была ли это дань моде? Возможно. Но я считаю, что глубокие мысли и созерцательность, присущие курению трубки, выше веселых причуд и моды. Что же происходит на самом деле? В течение нескольких лет обдумывая эту проблему, я выкурил множество трубок табаку и, как мне кажется, нашел возможный ответ.

Во-первых, легкий дым табака медленно поднимающийся от чаши трубки, витающий и рассеивающийся, возникающий и тающий, напоминает саму природу мыслей. Так же как и дым, мысль отвлеченна, легка и неосязаема. Наблюдение за поднимающимся и рассеивающимся дымом сродни наблюдению за мыслям, когда они блуждают у нас в голове. Размышления о природе дыма, или возможно, сам дым, изменяют привычный образ мыслей и создают основу для абстрактного мышления и анализа. Но это еще не главное. То же самое можно сказать про сигары и сигареты, которые могут быть источником легкого дыма. В случае с трубкой все сложнее.

Очень важен расслабляющий фактор. У трубки есть встроенный, отказоустойчивый механизм успокаивающий и расслабляющий курильщика. Это очень просто. Трубкой невозможно наслаждаться на бегу, торопливо. Чем чаще вы затягиваетесь, тем горячее горит табак и тем сильнее обжигает ваш язык. Не важно, насколько хорош ваш табак, вы никогда не сможете насладится его вкусом, если будете курить его слишком горячо, и язык пострадает.

Сигары и сигареты можно курить быстро. Необходимо медленный темп курения, задаваемый трубкой, вызывает настроение, способствующее размышлениям и наблюдениям в противоположность физической деятельности и сильному возбуждению. К тому же, курение трубки напоминает общение с верным другом, к которому можно возвращаться снова и снова. Сигара – совсем другое дело. Чтобы насладиться ею, ее надо уничтожить.

Неторопливое, размеренное настроение вызванное курением трубки и бесформенный, изменчивый дым из чаши перекидывают мостик к таким же бесформенным мыслям в сознании. Курение трубки обеспечивает переход от материального мира вещей к нематериальному миру мыслей. Причудливо меняющийся дым из трубки может открыть свободу мыслям, не ограниченным жесткими, твердыми убеждениями. Такие ограничения, как мы знаем из научных исследований, является признаком слабого умственного здоровья и неспособности изменяться. Наблюдая за дымом, неторопливо поднимающийся из трубки, мы напоминаем себе, что проблемы и сложности не всегда «вырезаны в камне». Они часто изменяются по своим собственным правилам и могут быть решены подходящими, разноплановыми и иногда неожиданными способами. Доктор Фред Бергер, психиатр, однажды отметил, что курение трубки вызывает расслабленное, «медитативное состояние». Я согласен с ним и считаю, что это особенно похоже на начальные этапы медитации.

Курение трубки и диалектическое мышление
Я подхожу к тому, что по моему мнению, является ключевым моментом в понимании того, как трубка способствует мыслительной деятельности. Некоторые психологи считают, что человеческое абстрактное мышление основано на взаимодействии противоположных идей и понятий. Они говорят, что наше сознание делит весь мир на пары таких противоположностей и мы воспринимаем мир через взаимодействие таких контрастных противоположных полюсов. Любое понятие, которое может прийти нам в голову, имеет собственную противоположность. Примеры таких противоположных пар включают в себя добро и зло, свет и тьму, мудрость и глупость, жар и холод, плюс и минус, консервативность и либеральность, красоту и уродство, твердость и мягкость, широту и узость, опасность и безопасность. Этот список можно продолжать бесконечно.

Самое любопытное в этих парах противоположностей то, что они не являются истинными противоположностями, а скорее крайностями. Каждое понятие в паре зависит от своей противоположности. Чтобы до конца понимать любое из них, необходимо знать оба. Например, не зная света, невозможно понять идею тьмы. Не зная зла, мы не сможем оценить добро. Этот подход называется диалектическим мышлением.

Диалектический подход возникает, когда мы рассматриваем проблему или затруднение со всех сторон чтобы понять ее до конца. Самые влиятельные философы, такие как Кант, Хайдеггер, Сартр, являют собой великолепные примеры диалектический мыслителей. Многие психологи свидетельствуют, что когда мы принимаем во внимание все аспекты стоящей перед нами проблемы, то мы начинаем мыслить более эффективно и выдержанно. Почему? Рассматривая пары противоположностей мы получаем возможность заметить оттенки серого, возникающие между двумя крайностями. Дальнейшее наблюдение делает эти оттенки более выразительными. В конечном счете, говоря словами нашего брата-курильщика Альберта (Эйнштейна), «весьма спокойная и объективная» перспектива встает перед нашим внутренним взором. Скованные, негибкие люди, как правило, не различают оттенки серого. Новые идеи не соответствуют их упрощенному способу мышления, в противоположность тому, что Рич Эссерман назвал «новым и непохожим путем» мышления людей, курящих трубку.

Каким образом это применимо к трубке? Тут вот в чем дело. Трубка, в отличие от сигар и сигарет, в высшей степени сочетает в себе противоположности. Сама трубка – твердое, плотное, крепкое дерево, в то время как трубочный дым – эфемерен, легок и нереален. Трубку можно потрогать, дым потрогать нельзя. Нам необходимы другие органы чувств, чтобы воспринимать его. Взаимодействие трубки и дыма – диалектический процесс сам по себе – приводит к превращению материального в нематериальное. Курильщик, он или она, рассматривает и ласкает трубку, оценивает ее форму, объем, то, как она лежит в руке. На какое-то время можно обратить свое внимание на дым, который, в противоположность трубке, не имеет формы и который нельзя осязать. Но дым можно обонять, видеть и ощущать его вкус. Когда вы курите любимую трубку, такое переключение внимания будет повторяться снова и снова: на трубку, потом на дым и обратно на трубку. Даже если не смотреть специально на дым, сам процесс курения создает похожий эффект.

Возможно, что курение трубки естественным образом заставляет нас мыслить диалектически. Трубка облегчает нам всестороннее рассмотрение задачи, в то время как наше сознание переключается между конкретностью трубки и абстрактностью дыма. Можно сказать, что курильщики трубки погружаются в созерцательное состояние, позволяющее им внимательно исследовать все «оттенки серого» стоящей перед ними проблемы. Хотя курение трубки само по себе не может решить проблему и не сделает курильщика умнее, возможно, оно направляет мышление в наиболее подходящее русло.

Решение задач и трубка
Каким образом решение задач соотносится с курением трубки? По мнению некоторых практикующих психологов, проблемы часто имеют диалектическую природу, а именно: проблема часто возникает между намерением и равным ему по силе противонамерением. Например, выбирая себе профессию можно колебаться между стремлением бескорыстно помогать людям или эгоистично зарабатывать деньги. Другая часто встречающаяся в нашем обществе дилемма возникает перед пожилыми людьми: продолжать работать ради денег, оставаясь занятым, или уйти на покой, чтобы отдыхать и тратить заработанное. Короче говоря, когда перед человеком встают равные по силе замыслы и препятствия, он оказывается озадачен, запутан и загнан в ловушку этим конфликтом.

Такова структура большинства проблем. Исследуя противоречия со всех сторон, а также все промежуточные «оттенки серого», объединяя или разделяя их, можно найти решение. Как я уже говорил ранее, курение прекрасной трубки само по себе не решит вашу проблему, но оно создаст условия для появления решения.

Наблюдения и трубка
Известно, что простое наблюдение является ключевым фактором научного прогресса, лежащего в основе практически всех наших выдающихся технологических и медицинских достижений. Проще говоря, наблюдение – это способ изучения явлений «методом пристального вглядывания» с целью получения новых знаний. Курение красивой трубки, наслаждение ее прекрасным вкусом, может стимулировать нашу способность к наблюдениям. Восхищение – тоже способ наблюдения, когда рассматривают нечто прекрасное или удивительное. Поэтому наблюдение не только действенное, но и доставляющее удовольствие средство.

Я считаю, что курение трубки расширяет нашу способность наблюдать благодаря различным аспектам, привлекающим наше внимание. Форма, рисунок бриара, отделка, размер, дизайн, инженерия, толщина стенок чаши, мундштук – это только часть того, что привлекает нас в трубках. Мы наблюдаем вкус табака благодаря нашей привязанности к хорошему вкусу и аромату. Большое количество выпускаемых табаков также дает нам огромное поле для исследований. Созерцая гармоничную совместную работу великолепной трубки и прекрасного табака, создающую восхитительные вкусовые ощущения, мы также расширяем свои наблюдательные навыки.

Возможно, что пристальное наблюдение или исследование трубки, дыма, вкуса и процесса курения прокладывает путь для глубокого понимания проблемы или ситуации. Такое глубокое проникновение в суть дела называется проницательностью. Это способность проникать сквозь внешнюю оболочку, читать между строк, смотреть в корень проблемы или ситуации. На обычном языке проницательность – это способность отделять зерна от плевел, или простая способность распознавать ерунду (bullshit). Шерлок Холмс обладал проницательностью в избытке. Проницательность – главное богатство мудрого, наблюдательного и сообразительного человека. Она необходима всем нам. Без нее мы наивны и опрометчивы, нас легко можно обмануть и одурачить, что приводит к дорогим ошибкам в суждениях.

Проницательность – ценное и важное жизненное умение. Мой опыт свидетельствует, что курильщики трубок в высшей степени наделены им.

С уважением, Дмитрий

#15 Dym

Dym

    Трубокур

  • Модераторы
  • ФишкаФишкаФишка
  • 1246 Сообщений:
  • LocationКиев

Опубликовано 21 October 2008 - 04:45 AM

Чак Стэнион  (Chuck Stanion)
Pipes&Tobaccos, весенний выпуск ‘08

Статья переведена и размещена на форуме с любезного согласия Чака Стэниона.
Перевод Дмитрия Андрейко.

Колонка редактора
----------------------------------------------------------------
Снова Кук.

Впервые я побывал у Дж. Т. Кука в самом начале своей карьеры в P&T. Это было в 1997 году. Я только что переехал со своей семьей из теплого спокойного городка Тампа во Флориде в дикую, холодную и пустынную Северную Каролину, где, как известно, при определенных обстоятельствах вода иногда превращается в лед. Однажды утром мне пришлось чистить ветровое стекло автомобиля от того, что мои домашние назвали инеем. Жена была в ужасе и даже стала поглядывать на меня странным, изучающим взглядом, словно я был не ее супругом, а потенциальным источником тепла.

Очевидно, произошла ужасная ошибка. Примерно на второй неделе моей работы, как раз тогда, когда я понял, что ничего не смыслю в журналах, что переоценил свои способности и что лучше всего мне вернутся во Флориду и устроиться мойщиком автомобилей, мой босс, Дейтон Мэтлик вызвал меня к себе. «Ну, как Вам нравится в Рейли?» - спросил он.

«Вы что, шутите? На улице 45 градусов. (Фаренгейта, около 7 Цельсия. прим. перев.) Такую погоду еще поискать надо!»

«Да, сегодня действительно прекрасный день. А что вы знаете о Вермонте?»

Я постарался вспомнить все что слышал или читал о Вермонте: «В этом слове два слога».

Он невозмутимо кивнул: «Ваши слова говорят о Вашем хорошем образовании. Хотя, конечно, это не вся правда».

Пытаясь сохранить остатки достоинства и произвести впечатление интеллигентного человека, я добавил: «Полярные медведи зимой мигрируют из Вермонта на юг, в Канаду, чтобы спастись от морозов настолько сильных, что ртуть замерзает и пингвины лопаются».

Дейтон пристально посмотрел на меня, барабаня пальцами дробь по столу в характерной манере, которая, как я впоследствии выяснил, означала, что он практически решил уволить вас. Возможно, он решил, что задание, которое он собирается мне дать, будет более действенным: «Я хочу, чтобы на следующей неделе Вы отправились в Вермонт и взяли интервью у человека по имени Джим Кук. О нем ходят слухи, что он лучший в тех краях, когда речь идет о замене мундштуков и ремонте трубок. О Вашем будущем мы поговорим, когда Вы вернетесь».

Поэтому мне пришлось поехать в Вермонт. Там я был вынужден признать: то, что я считал холодным климатом было просто тропиками в сравнении с погодой в Вермонте. Когда я пытался зажечь свою трубку, пламя застывало, и мне приходилось дышать на него, чтобы вернуть его к жизни. Облака, пересекающие границу штата, казалось, должны были мгновенно замерзать и падать вниз, ломая дома и автомобили.

Самые яркие впечатления от той поездки у меня остались от самого Джима Кука. Более талантливого, скромного, простого и гениального человека не существует. Его увлеченность своим ремеслом граничит с безумием, и мне это нравится. Благодаря этому первому интервью я понял, насколько мне повезло с работой. Для меня большая честь быть знакомым с Джимом и со многими другими трубочными мастерами, коллекционерами, фабрикантами, похожими на него, одинаково сильно привязанными к своему сильно специфичному увлечению. Второе интервью я взял у Кука 11 лет спустя. На этот раз мы говорили об изготовлении трубок. Как и в прошлый раз, было очень холодно, казалось, ветер, дующий с озера Шамплейн, подхватит меня и швырнет через деревья, но, несмотря на погоду, поездка была отличной.

----------------------------------------------------------------

Мастер бластер

Дж. Т. Кук возвел сэндбласт в степень замысловатого искусства. Каким образом ? Благодаря своей маниакальной страсти.

Ящик стола у Дж. Т. Кука заполнен обрывками наждачной бумаги. На каждом клочке тщательно проставлена дата, так что мастер может найти наиболее подходящий для той работы, которую он собирается сделать. Дж. Т. Кук с удовольствием проведет несколько недель, придумывая и изготавливая приспособление, которое поможет ему сделать другое приспособление, с помощью которого он сможет внести в конструкцию трубки незначительное изменение, которое никто не сможет обнаружить без помощи микрометра, микроскопа или ясновидящего. Достигнув желаемого, он почти танцует от счастья.

Его мастерская, расположенная в подвале дома, выглядит, словно в ней только что побывало стадо бешеных антилоп или словно в ней разорвалась бомба. Это не так уж далеко от истины – пара взрывов тут действительно имела место: то ли компрессор, то ли экспериментальный резервуар высокого давления для его пескоструйной машины. Груды опилок, мешки с бриаром, инструменты, части мотоцикла и эксперименты на разных стадиях завершения занимают каждый угол, каждую горизонтальную поверхность и вертикальную стену, каждый квадратный фут пола, и некоторые даже кажутся висящими в воздухе в нарушение всех законов гравитации. Мастерская отчасти напоминает египетскую гробницу после землетрясения, с той только разницей, что вместо золота везде лежит бриаровая пыль. Кук ценит бриаровые опилки дороже золота, в самом деле, это его золото. Он чрезвычайно увлечен искусством изготовления трубок. То, что ему удается заработать этим денег на самокруточный табак и тарелку супа, просто удачное стечение обстоятельств.

Кук стоит посреди всего этого хаоса словно счастливый эльф-хиппи. Небритый, с длинными волосам и в очках, он выглядит как будто на дворе 60-е. И хотя его мастерская похожа на волшебную страну беспорядка, он точно знает, где что лежит, и двигается с безошибочной точностью. В то время как вокруг царит ошеломляющая путаница, микрокосм, на котором он концентрирует свое внимание –  огромное значение каждой десятитысячной дюйма трубки, над которой он работает – остается чистым, безукоризненным и кристально ясным.

Традиционно сэндбласт был последней возможностью спасти трубку, обладающей слишком большим для гладкого финиша количеством дефектов. Гладкие трубки обычно имеют более высокую цену, особенно трубки с хорошим рисунком, однако Дж. Т. Кука это мало волнует. Когда ему на глаза попадается великолепный стрейт грейн, он говорит про себя: «Какая досада! Какой мог бы получится прекрасный бласт».

Вероятно, Кук единственный мастер, чьи сэндбластовые трубки пользуются большей популярностью, чем гладкие. Он делает очень мало гладких трубок, потому что очень любит процесс бласта. Каждая трубка, которую он делает, вызывает в нем детское восхищение, потому что блоки бриара отличаются друг от друга, в каждом из них есть своя загадка – а он обожает их разгадывать.

Когда Кук начал делать трубки 36 лет назад, им руководило отнюдь не стремление сделать трубку, которая бы курилась хорошо. «Я просто влюбился в бриар».

Кастелло использовали эмблему алмаза, ромб, на своих трубках, предназначенных для рынка США. Кук считает, что лучшего символа придумать трудно. «Бриар – это действительно алмаз в мире древесины. В самом деле, мало что может сравнится с ним. Есть другие сорта (деревьев), которые обладают похожими свойствами, но никто из них не сочетает в себе все свойства бриара и не имеет такой невероятно плотной и красивой древесины».

В 1972 году Кук работал графиком на телестудии. Его жена, Деб, купила бриаровый набор «сделай сам», чтобы помочь ему бросить курить сигареты. Трубку он вырезал, но сигареты не бросил. До сих пор он курит самокрутки, «так что стратегия не оправдала себя». Трубку он курит тоже, но обычно в конце дня, когда есть возможность расслабиться и полностью насладиться ею.

Кук купил еще несколько наборов и вырезал из них трубки-карикатуры: Ричард Никсон, Спиро Анью, Авраам Линкольн, Шерлок Холмс, различные фигурки султанов – работы были великолепны. «У меня было много набросков и рисунков, я понял, что надо раздобыть где-нибудь бриара».

В небольшом городке Стоуви по соседству была «Бриаровая мастерская» («The Briar Workshop»), принадлежавшая Эллиоту Нахуолтеру (Elliot Nachwalter) и его компаньону Йоргу Ямелке (Jorg Jamelka). Когда Кук узнал об этом, он взял несколько своих трубок и поехал туда, надеясь купить некоторое количество бриара. Кончилось все тем, что его взяли на работу.

«С экономической точки зрения это была совершенная глупость. Я бросил работу на телестанции и приступил к работе в «Бриаровой мастерской». Это был большой риск. Единственное, в чем я был уверен, так это в том, что я хочу быть трубочным мастером. Я не знал, что будет дальше, но я был настолько захвачен и заинтригован бриаром, то у меня просто не было выбора». Практичность никогда не была сильной стороной Кука, а финансовое благополучие не имело для него существенного значения в сравнении с возможностью развить свои способности в работе с бриаром.

Тогда он мало знал об основах устройства трубок. Он знал, что существуют стандартные формы, но его больше интересовали скульптурные возможности, нежели курительные свойства. «Тайны запутанной инженерии трубок, улучшающие их курительные свойства, были скрыты от меня. Бриар был просто хорошим материалом».

Спустя пару лет Нахуолтер и Ямелка начали обсуждать возможность переезда во Флориду. Это было на руку Куку. Он делал свои трубки дома и был в тот момент поглощен совершенствованием инженерии, что в мастерской делать было не сподручно. «Они хотели достичь определенного уровня производства. Соотношение цена / качество у их трубок было хорошее, лучше найти было непросто. Мне же хотелось больше внимания уделять отдельным трубкам. Мне хотелось добиться утонченности, более тщательного исполнения».

После переезда «Бриаровой мастерской» Кук продолжил делать трубки и даже получил некоторую известность, но двигаться в желаемую сторону не получалось. Примерно в это время в одном трубочном магазине он увидел рекламу «Левин Пайпс Интернэшнл» («Levin Pipes International»), компании Барри Левина из Крафтсбюри. Левин был пионером в области эстейт трубок. «Я связался с ним и отправился на встречу, прихватив несколько своих трубок. Левин был приятно удивлен, но он работал с трубками мирового класса. Данхиллы, Шаратаны, Барлинги и прочие, каких я раньше не видел. В сравнении с ними, мои трубки выглядели неплохо, но не того калибра».

Левин искал кого-нибудь, кто бы занялся восстановлением трубок и предложил эту работу Куку. «Мои трубки он тоже выставил на продажу, но акцент все же делался на восстановление. Я понимаю, насколько полезна была эта работа». Левин приносил бакалейные сумки с трубками по 200 - 300 штук за  раз. «Среди них точно были действительно хорошие трубки, но у меня не было возможности изучить, исследовать и измерить их». Барри обратил внимание Кука на некоторые  существенные отличия трубок высокого класса. Благодаря этому Кук понял, почему некоторые трубки оказываются лучше других. «Моя первая любовь к шеллам (финиш трубок Данхилл) была внезапной. Я смотрел на них и гадал, как такое можно было сделать. Я вырезал достаточно много замысловатых трубок, но то, что я увидел, нечто совершенно отличное и впечатляющее, волновало мой ум».

Работа с Левином имела огромное значение, благодаря ей Кук смог подробно, в деталях разобраться, чем отличаются трубки, курящиеся хорошо, и трубки, курящиеся плохо. Левин обычно расспрашивал коллекционеров, отдававших ему трубки на восстановление, и хорошо знал, какие трубки курятся лучше. Кук исследовал их и установил, какие факторы влияют на качество курения. «Мне пришлось разобраться, кто победитель среди трубок, а кто проигравший. В самом начале мое внимание привлекло следующее обстоятельство: трубки, про которые их владельцы говорили, что они курятся великолепно, были сделаны безукоризненно точно, аккуратно. Возьмем, например, какую-нибудь трубку Барлинг, с очень хорошо продуманной конструкцией. Посмотрев на нее я с уверенностью могу сказать, что эта трубка, несомненно, курится на отлично. У нее нет зазора, который бы приводил к образованию конденсата и где скапливались бы смолы, из-за которых трубка начинает кислить, высота и диаметр чаши сочетаются друг с другом, поэтому чаша не будет перегреваться, благодаря относительно холодному дереву трубка будет куриться прохладно, она сбалансирована, мундштук хорошо сделан, но главное то, как проходит дым внутри трубки. Изучая победителей, я понял, как что работает. К счастью, у меня была возможность разрезать несколько трубок на части. И я нашел ответ».

Полученные знания Кук использовал при изготовлении собственных трубок. Поскольку работа над внутренней частью загубника делалась практически вслепую, Кук совершенствовал свои технологии, а потом разрезал мундштук, чтобы увидеть результат своей работы. Благодаря этому он точно знал, как выглядит мундштук внутри по окончании работы.

После внезапной кончины Левина, Кук продолжил заниматься восстановлением трубок самостоятельно, благодаря большому числу постоянных клиентов. Работы было очень много, трубки приходили каждый день. Иногда казалось, что в гостиной посылок с трубками больше, чем мебели.

Длительные повторяющиеся движения руками во время работы привели к возникновению кистевого туннельного синдрома. Стоило ему провести день за полировальным кругом, и боль становилась практически невыносима. «Я понимал, что попал в беду, но ничего не мог поделать. У меня не было страховки, а зарабатываемых денег хватало только на еду. Мы знали в чем причина, мы знали, что надо делать, но у нас не было денег на операцию. Легче было на Венеру слетать. Родные, как могли, поддерживали меня. Моя карьера трубочного мастера была в опасности».

Среди курильщиков и коллекционеров прошел слух, что Кук в беде, что ему нужна срочная операция. Организовали фонд и люди со всего мира стали посылать деньги или трубки и аксессуары, которые продавались на аукционе eBay. Это все делалось тайком, так как знай Кук об этом, он, очевидно, не согласился бы. Но когда ему подарили чек на сумму, которая должна была покрыть все медицинские расходы, отказываться было уже поздно. «Я был совершенно поражен. Для меня случившееся было полнейшей неожиданностью. Счастливое событие, спасшее мою профессию. Если бы не оно, я вряд ли бы делал сейчас трубки».

Операция, к сожалению, не привела к полному излечению, а только замедлила развитие болезни. «В моем теперешнем положении дальнейшие операции не принесут существенного улучшения, а риск большой. Трубки я и так делать могу».

Кук постоянно носит кистевые браслеты, кроме моментов, когда он работает на пескоструйной машине. Браслеты туда просто не помещаются, к тому же точность движений настолько высока, что ничего не должно сковывать руки мастера. «В сравнении с другими этапами изготовления трубок, работа на пескоструйке совершенно безопасна для моих рук. Так что все ОК».

Чуть раньше, когда Кук почувствовал, что руки начинают отказывать, он понял, что рано или поздно ему придется сделать выбор. Если уж и жертвовать здоровьем, то ради изготовления трубок. Поэтому он отказался от ремонта. Больше восстановлением трубок он не занимается, за исключением только своих.

Знаменитый «список ожидания» Кука, задержка по которому составляет примерно три года, появился в конце 90-х, когда Кук сделал «Трубку 99-го года» для журнала «Pipes & Tobaccos». Кук считает, что этот проект был еще одним хорошим практическим опытом. «У меня был один год чтобы сделать 250 трубок. Каждый раз, заканчивая очередную трубку, я знал, что мне снова придется внимательно следить за каждым своим действием. Работая над заказом, я все время хотел провести лишнюю пару часов над тем или над этим этапом. Такой шанс выпадает раз в жизни. Целый год работать над одной конкретной формой, над тем, что происходит с этой формой, над каждым блоком бриара, ну, это ни с чем не сравнимая возможность».

К этому моменту Кук делал сэндбластовые трубки всего несколько лет, но уже заработал себе репутацию. Он потратил много усилий, чтобы придумать свой способ обработки. «Понадобилось множество исследований и экспериментов. Выбор абразивного материала и рабочего давления просто пугал меня».

Кук сам сконструировал свой шкаф для пескоструйки. Он покупал готовые форсунки, но вскоре понял, что то, что ему нужно в магазинах не продают. Поэтому Кук начал экспериментировать с изготовлением собственных. Спустя несколько лет он придумал свою систему обработки. Сейчас он экспериментирует с ней, постоянно пытаясь найти способ улучшить ее.

«В качестве абразивного материала для пескоструйки я использую смесь стеклянных гранул и бриаровой пыли. О необходимости применения бриаровой пыли я узнал в результате удачного стечения обстоятельств: у меня взорвалась одна из емкостей высокого давления, в результате чего абразив оказался рассыпан ровным слоем по всей мастерской, включая меня самого. Если бы я не был чертовски зол в тот момент, у меня случилась бы истерика». Поскольку абразивный материал достаточно дорог, Кук провел следующую пару дней собирая и просеивая его для повторного использования. «Когда я вернулся к работе над трубкой, благодаря бриаровой пыли, примешанной к абразиву, я увидел то, чего не видел раньше. Пыль помогла мне научиться определять твердые и мягкие области на трубке. Когда бриар воздействует на бриар, он вонзается в мягкие области, оставляя более твердые практически нетронутыми».

Кук использует систему с небольшой емкостью высокого давления, расположенной внутри пескоструйного аппарата. Воздух, прокачиваемый компрессором через эту емкость, подхватывает абразивный материал и через шланг подается к форсунке. Во время работы эту емкость приходится наполнять в среднем примерно 40 - 50 раз.

Емкость большего размера не годится. «Там очень большое давление и содержимое может спрессоваться, как бетон. Чтобы использовать емкость большего размера, нужно выходное отверстие большего диаметра. Если подключить к большой емкости маленькую форсунку, вроде тех, что использую я,  включить компрессор, в общем-то все равно, какое давление вы установите, из форсунки ничего не полетит. Она чертовски мала. Стеклянные гранулы забьют ее и на этом все кончится.

Поэтому необходимо, чтобы емкость и вся система были согласованы друг с другом. Это позволит вам использовать небольшие количества при чрезвычайно высоком давлении».

Влажность - еще один параметр, который нужно принимать во внимание. Даже сухой зимний воздух Вермонта может нести избыточную влагу. Абразивный материал, который использует Кук, чрезвычайно мелок, и любые, даже самые незначительные следы влаги, приводят его в негодность. Поэтому, через минуту работы, или около того, когда емкость с абразивом опустошается, Кук собирает его, просеивает, потом просеивает еще раз, и отправляет в микроволновку для сушки. После этого он просеивает его снова перед тем, как засыпать в емкость. Такое частое просеивание - насущная необходимость. «Мельчайшая частица чего угодно - ресницы, пластика или обычная песчинка - может засорить форсунку. Абразив, который я использую, значительно мельче песка. Более того, песчинка может стать настоящим кошмаром, она просто забивает форсунку».

Хотя абразивный материал похож по консистенции на тальк, под большим давлением он может быть опасен. «Я сейчас расскажу вам, вы ни за что не захотите направить струю из форсунки на открытый участок кожи, ни боже мой. Это похоже на то, как будто на вас направили факельную газовую горелку. Однажды я работал в старых, протершихся перчатках. Когда я поднес форсунку к трубке, которую держал в руках, в перчатке мгновенно образовалась маленькая дырочка. На том пальце у меня до сих пор нет отпечатков». Кук протягивает вперед заскорузлую ладонь с пальцами, торчащими в стороны под неестественными углами. Не похоже, что на остальных пальцах от отпечатков много осталось.

Кук использует форсунки трех разных размеров. Все они очень маленькие и сделаны самим мастером, так как купить такие негде. Каждая трубка проходит через четыре этапа обработки. На первом используется самая большая форсунка, равномерно открывающая рисунок. «Потом я прохожу маленькой форсункой, обрабатываю «птичий глаз» и прохожу вдоль каждого кольца, определяя границу между твердыми и мягкими областями. Я не прорабатываю до конца каждое кольцо, только отделяю их одно от другого. И все это маленькой форсункой. Каждый миллиметр каждого кольца».

После этого в ход идет форсунка среднего размера. «Ее хорошо использовать для работы с перевивающимися кольцами, которые уходят очень глубоко. Я стараюсь пройди вдоль каждого кольца вглубь насколько это возможно. Иногда я испытываю разочарование, когда, видя красоту бриара, не могу в полной мере раскрыть ее. После завершения этого этапа, после третьего прохода, я снова беру большую форсунку и еще раз обрабатываю всю трубку для придания бласту однородности, чтобы стали видимы отдельные волокна древесины. При моем способе работы , маленькая и средняя форсунки повреждают древесину. Пытаясь проследить каждое, самое маленькое волокно, я рискую уничтожить его. Последний проход должен быть достаточно легким, благодаря ему вся текстура становится видимой. После трех проходов мелкие подробности еще не заметны. Вы можете увидеть, как лежат кольца и где есть «птичий глаз», общее расположение, но каждое отдельное волокно увидеть еще нельзя. Но они там, мне нужно только мягко обнажить их. Они лежат рядом и благодаря разнице в их плотности, четвертый проход делает их видимыми».

В результате этой кропотливой работы на свет появляется бласт невероятной изысканности и отчетливости. Текстура дерева видна настолько отчетливо, что Кука часто подозревают в том, что он не бластует, а вырезает свои трубки, или комбинирует резьбу и бласт. «Я слышал, что есть люди, настойчиво полагающие, что мои трубки встречались с резцом на некотором этапе своей жизни. Хочу внести ясность: никакой резец никогда даже не приближался к этим трубкам. Вместо того, чтобы взяться за какой-нибудь острый инструмент и начать долбить себе обходной путь, я просто следую по маршруту, который показывает мне Мать Природа. Только чистый сэндбласт».

Трубки Кука это не только восхитительный сэндбласт, это еще и тщательно сконструированный курительный инструмент. Тенон с фаской доходит до самого дна мортизы, где дымовой канал слегка расширяется, чтобы обеспечить плотное соединение тенона и мортизы, что уменьшает накопление влаги и смол. Дымовой канал на всем протяжении от чаши до загубника мундштука сохраняет свое сечение, даже в самых плоских загубниках, поэтому течение воздуха остается ровным, без образования завихрений, приводящих к конденсации влаги.

Состав для карбонизации чаш, изобретенный Куком, не нарушает пористость бриара, а только способствует образованию хорошего нагара.

Однако, еще более важен процесс вываривания бриара. Тонкости этого процесса – еще одно изобретение  Кука. Он использует специальный нетоксичный растворитель и микроволновку. «В зависимости от блока, вываривание длится от пары дней до пары недель. После окончания работы на токарном станке и перед бластом я вывариваю блоки для того, чтобы удалить все смолы из него. Видно, как они выходят, такие розоватые капли. После вываривания трубка становится значительно легче».

Кук не запечатывает верх чаши во время вываривания. «Я пробовал, но трубки трескались. Тут штука в том, чтобы открыть поры бриара, чтобы они могли впитать что-нибудь нетоксичное для растворения танинов. Поэтому вываривание делится на два этапа: сначала микроволновка заставляет смолы и танины расширяться, это открывает поры и позволяет растворителю попасть внутрь. Сложность в том, чтобы отыскать нечто действительно жидкое, что не влияет на вкус, что легко проникает в дерево, смягчает его, открывает поры и быстро растворяет танины. Мой растворитель безопасен. Это был основной принцип, который мы с Барри (Левином) использовали в самом начале. Трубка не должна контактировать ни с чем ядовитым, хотя это очень сильно ограничивает поле экспериментов. Конечно же, я не буду употреблять в пищу свой раствор для вываривания, также как и состав для карбонизации, однако, если бы я съел их, это не принесло бы мне вреда».

После многолетних экспериментов Кук придумал свою методику вываривания трубок. «Я достаточно часто ошибался. Довольно много блоков полопалось в микроволновке, прежде чем я удостоверился, что 32 сек. - это как раз то, что нужно. Обычно я включаю сначала на 28 сек. дважды, потом на 30 сек. еще пару раз или, может быть, больше, в зависимости от того, насколько сильно нагревается блок. Как раз причина, по которой бриар нагревается, служит мне одним из способов определить, когда пора заканчивать. Микроволновка нагревает только воду. Поэтому в самом начале процесса блок нагревается настолько сильно, что его невозможно держать в руках. Повторив нагрев пару десятков раз – в течении нескольких дней, конечно же – вы получите блок, который будет едва теплым на ощупь».

После вываривания, но перед бластом, Кук определяет класс трубки, что не очень-то просто, так как заранее невозможно знать, какие дефекты скрыты в блоке.

Кук покрывает морилкой площадку для штампа и маркирует трубку перед бластом, так как пресс может поломать хрупкие элементы, если ставить штамп в конце работы над трубкой. После этого на штамп для защиты приклеивается кусок камеры от мотоциклетного колеса. По краю Кук наносит несколько капель суперклея. После бласта защита аккуратно срезается инструментальным ножом.

В настоящее время Кук делает трубок меньше, чем прежде. В основном, потому что на каждую трубку у него сейчас уходит больше времени. Дело тут не в его больных руках, а в том, что он продолжает вносить в процесс изготовления трубки новые и новые этапы, что требует больше времени, но позволяет сделать трубку чуть лучше. Десять лет назад на одну трубку у Кука уходило в среднем 12 часов, сейчас - около 20-ти. Принимая во внимание сложность процесса, он успевает закончить две-три трубки в неделю.

Понятно, что сокращение производства увеличивает спрос на его трубки. Чем больше он совершенствует свое мастерство, чем больше он тратит времени на работу, тем меньше он делает трубок, уменьшая возможность удовлетворить растущий спрос. «Думаю, я жертва собственного безумия». Легче купить трубку Кука бывшую в употреблении, нежели новую, просто потому что новые так трудно достать. «Я мог бы поднять цены, но мне хотелось бы, чтобы мои трубки были хотя бы отчасти доступными. Цены очень высоки, я вряд ли смог бы позволить себе купить свою же трубку. Что уж говорить об обычных курильщиках. Вероятно, я мог бы назначить цену вдвое выше теперешней, но не думаю, что мне бы это пришлось по душе. Мне очень жаль, что я не успеваю сделать трубки для всех желающих. Но я не могу упростить технологию ради ускорения процесса. Это не то, чего бы мне хотелось. Если завтра я придумаю что-то, что потребует дополнительных пяти часов, но позволит сделать трубку совершенно нового уровня, я обязательно это использую в работе. Я трачу столько времени, сколько нужно».

Так что не похоже, что трехлетних «список ожидания» сможет стать хоть сколько-нибудь короче. Всегда есть люди, которые хотят получить наивысшее качество и согласные ждать, сколько потребуется. Кук потратил несколько десятков лет, чтобы довести свое мастерство до совершенства, экспериментируя, разрезая превосходно сделанные трубки, чтобы увидеть результат своей работы, несколько раз взрывал свою великолепную мастерскую, натер мозоли на ладонях, и все это в стремлении сделать идеальную трубку. «Мне пришлось очень много работать, но я был не один. Я получил невероятное количество откликов от моих клиентов и друзей, не говоря уж об организации фонда для  спасения моей карьеры. Я очень счастливый человек. Просыпаясь по утрам, я все еще испытываю приятные волнения. Я встаю и спускаюсь в мастерскую, потому что я знаю, что там, и это что-то волнует меня. Я не могу вообразить, что перестал отправлять письма, что перестал быть любопытным, что передо мной не встают непрерывно вопросы, на которые я ищу ответ. Всегда есть еще что-то сверх того, что я успеваю закончить.

Я не хотел бы для себя другой судьбы».
С уважением, Дмитрий

#16 Dym

Dym

    Трубокур

  • Модераторы
  • ФишкаФишкаФишка
  • 1246 Сообщений:
  • LocationКиев

Опубликовано 29 January 2009 - 01:29 AM

Перевод: Д. Андрейко
Статья переведена и размещена на сайте с любезного согласия Чака Стениона, редактора Pipes&Tobaccos: www.pt-magazine.com
Сайт Уилла Педи: www.willpurdy.com
Фотографии Грегори Писа: www.glpease.com
__________________________________________________________

The alchemist’s quest
by Ervin van Hove
Pipes&Tobaccos magazine.
Summer 2008

Что ищет волшебник

В своей мастерской в Колорадо Уилл Педи превращает блоки бриара в замечательные трубки.

Трубокуры всего мира ощущают связь друг с другом. Они поддерживают теплые, сердечные отношения и лелеют чувство сплоченности. В тоже время, когда речь заходит о предмете их страсти, единства мнений от них не дождешься. Нынешнее состояние нашего хобби как нельзя лучше это демонстрирует. Для некоторых золотая трубочная эра определенно осталась в прошлом. Они с тоской вспоминают ушедшие дни, когда в барах было накурено, когда от дедов и отцов пахло берли и когда элегантный прямой бильярд придавал кинозвездам оттенок мужественности и надежности. К тем дням они обращают свои горестные вздохи о мифических табаках и замечают описания эстейт трубок только если там встречается пре-. Другие же, напротив, открыто заявляют, что сейчас, в наши дни, когда доступны различные табаки и множество трубочных мастеров живет на трех континентах, мы должны быть очень счастливы возможности увидеть расцвет нашего хобби.

user posted image

Кроме меланхоликов и энтузиастов, есть еще и третьи, чьи голоса противоречат двум первым. Хотя, возможно, именно они лучше всего оценивают положение вещей. Один из европейских мастеров первой величины поделился со мной результатом своих глубоких раздумий: «Сейчас слишком много игроков, и если все так и будет продолжаться, рынок обвалится. С одной стороны, никто не сможет оспорить тот факт, что трубокуров становится все меньше и меньше. С другой стороны, год за годом все новые и новые мастера выходят на рынок и начинают продавать свои изделия. Уменьшающийся спрос и растущее предложение – хороший рецепт для катастрофы». Во время нашей беседы обеспокоенный мастер дал ясно понять, кого он считает виновным в угрозе заработку профессиональных трубочных мастеров, вроде него: «Недавно возник новый феномен: трубокуры бродят по интернету, смотрят на цену хай-грейд трубок и решают, что изготовление трубок может обеспечить им дополнительный заработок. Они собирают кое-какую информацию о процессе создания трубок в сети, на форумах и трубочных выставках. Они покупают пару-тройку блоков бриара, несколько заготовок для мундштуков и простейшее оборудование. Они делают с полдюжины трубок, показывают их членам семьи и друзьям, демонстрируют в интернет-форумах и срывают аплодисменты отовсюду. Теперь они убеждены, что они настоящие трубочные мастера и рынок готов принять их работы. В свободное время они делают еще несколько трубок и заводят себе веб-сайт. С ценами еще любопытней. Такие мастера черпают вдохновение в работах признанных мастеров, но, пусть даже они и убедили себя самих в том, что их трубки выглядят очень похожими на трубки мэтров, они ясно понимают, что не могут попросить за свою работу сравнимую цену. Поэтому они назначают на свои трубки половину от той цены, что они видят на сайтах розничных продавцов. По их мнению, это щедрое предложение. И хотите верьте, хотите нет, но они продадут свои трубки, потому что они такие милые в общении на форумах, потому что они не забудут упомянуть, что их трубки отполированы так же, как трубки легендарного X, и покрыты морилкой такого же состава, как у великого Y, и потому что не каждый покупатель сможет заметить разницу между «настоящим МакКоем» и посредственной работой».

Если и есть мастер, чей путь на трубочную сцену не имеет ничего похожего с только что упомянутым, то это должен быть человек, потративший четыре года на терпеливое и тщательное совершенствование своих навыков, прежде чем широко заявить о себе; человек, отказавшийся стать еще одним дилетантом-подражателем, но решивший посвятить свою жизнь трубкам; человек, чьи мастерство и стиль одинаково впечатляют и коллег, и знатоков. Встречайте: Уилл Педи (Will Purdy).

user posted image

На самом деле, Педи стал мастером настолько необычным образом, что его можно назвать исключением. Обычно начинающие трубочные мастера, которые серьезно относятся к своему делу и стремятся стать одними из лучших, обучаются под крылом опытного наставника, ну или, по крайней мере, стараются получить несколько советов от одного или нескольких более опытных коллег. Но не Педи.

«Едва приобретя инструменты для изготовления трубок, я провел целый день со своим другом Марком Тински (Mark Tinsky), наблюдая за его работой, и понял, что купленное мной оборудование совершенно отличается от того, чем пользуется он. Поэтому, по возвращении домой, мне пришлось научиться пользоваться тем, что у меня есть. Наблюдать за чужой работой было здорово, но кроме того случая, я больше никогда не видел, как кто-то делает трубки».

Очевидно, что Педи самоучка. Но так ли это на самом деле? Чтобы ответить на этот вопрос, и чтобы понять, чем именно его история столь необычна, нам придется вернуться назад к самому началу его карьеры.

Педи родился в 1958 году в семье трубокуров, жившей в округе Баулдер, Колорадо. Курить трубку Уилл начал в 1976. Он окончил колледж, получив степень в области политических наук. В течении 10 лет Педи продавал рыболовные снасти для нахлыста, а потом занялся корпоративными продажами. В 2000 году Педи купил бриаровую заготовку и решил сделать из нее трубку при помощи шлифовальной машинки и абразивных брусочков. Он потратил на это вечность и превратил свой подвал в пустыню, засыпанную бриаровой пылью. Но процесс захватил его целиком. Восемнадцать месяцев спустя Педи послал серию фотографий Майку Глаклеру (Mike Glukler), знаменитого своей способностью замечать новые таланты. Канадец был восхищен увиденным, и послал фотографии исключительному ценителю трубок Грегори Пису (Greg Pease). Грег написал Уиллу: «Ваши трубки произвели на меня сильное впечатление. Не останавливайтесь! Продолжайте делать трубки!» И Педи продолжил.

«Похоже, наступило время распрощаться с заготовками и купить кое-какие инструменты. Я приобрел токарный станок для мундштуков, уловитель пыли, станок по дереву для сверления, сверла и прочее. Все кривое и ненастроенное. Глядя на трубки из своей коллекции я делал предположения, какое оборудование может понадобиться. Эти трубки были моими учителями, когда дело дошло до покупки самого первого набора инструментов. Я купил немного бриара и эбонитовых прутков у Тома Элтанга и действительно начал делать трубки полностью ручной работы».

Педи стал посещать трубочные выставки, поначалу как обычный посетитель, собирая мнения опытных коллекционеров. С 2002 года они убеждали Педи начать продавать трубки, но он считал, что ему много еще над чем нужно поработать, прежде чем он сможет сделать трубку, на которой ему не стыдно будет написать свое имя. Следующие два года Педи провел обучаясь и тренируясь. Чтобы иметь возможность оценивать результаты, он попросил некоторых энтузиастов стать испытателями его трубок.

user posted image

«Я посылал им трубки бесплатно, в обмен на абсолютно честную критику. Я бы мог продавать трубки, но это вряд ли принесло бы пользу мне или моим будущим клиентам. Эти искренние отзывы чрезвычайно помогли мне продвинуться в работе».

Самую неоценимую помощь Педи оказал Грегори Пис.

«Грег был так любезен, что позволил мне отправить ему первые 15  трубок, или около того, на отзыв. Мы договорились, что я буду посылать ему три-четыре трубки за раз, а он будет говорить, что, по его мнению, я делаю правильно. Однако, когда от него не было никаких отзывов, я делал вывод, что те последние трубки нуждаются в переосмыслении и усовершенствовании. Это был хороший способ обучения, независимо от того, намеренно ли Грег так поступал или нет. Он никогда не говорил, какую трубку мне делать. Я делал то, что делал, для меня это был опыт совершенно свободной работы, он очень мне помог в создании собственного стиля. Грег также выставил некоторые мои трубки на своем веб-сайте, и тем самым сильно поспособствовал моей известности».

user posted image

Наконец, в 2004 году Педи открыл собственный сайт и продал свою первую трубку. К тому моменту Педи был готов выйти на рынок, и рынок был готов принять Педи. Его трубки стали продаваться как горячие пирожки. В январе 2005-го он покинул корпоративный мир и стал полноценным трубочным мастером.

И все же, можно ли считать Педи мастером-самоучкой на основании того, что он не обучался ни у кого из своих коллег? Вот его ответ на этот вопрос.

«Хотя я обучался в уединении, моими учителями, в большой степени, были коллекционеры. Конечно же, они не учили меня тому, как делать трубки. Они обучали меня своими отзывами, своим опытом. Самые лучшие советы я получал от своих тестеров, клиентов, знатоков и курильщиков».

Хотя способ, которым Педи развивал свое мастерство и совершенствовал навыки, можно назвать крайне оригинальным, еще более интересна причина, по которой он захотел делать трубки. Это не какая-нибудь банальная история вроде «Я-увидел-трубку-которую-не-мог-себе-позволить-и-решил-сделать-свою-собственную». Откровение пришло к Педи в виде бутылки. Пустой бутылки.

«Желание делать трубки во мне пробудила выставка в «Столичном музее искусства» (Metropolitan Museum of Art) в Нью-Йорке, которую мы с женой посетили восемь лет назад. Крошечная коллекция утилитарных сосудов, вручную сделанных стеклодувами, была выставлена вместе с вычурными изделиями из хрусталя. Эти простые, бывшие в использовании, исключительно функциональные и впечатляюще выполненные бутылки, уникальные и прекрасные, практически говорили со мной. Каждая неповторимым образом передавала настроение стеклодува, и среди них не было «ультрамодных» ни в каком смысле. Главным образом, эти бутылки воодушевили меня стать трубочным мастером, как бы странно это ни звучало. Исключительные объекты существуют, просто нужно время, чтобы мастера могли из создать».

Каждая неповторимым образом передает настроение, и среди них нет «ультрамодных» ни в каком смысле. Эти два фрагмента из воспоминаний Педи наилучшим образом характеризуют его собственный эстетический подход к изготовлению трубок.

user posted image

Педи намеренно избегает повторений и стильных тенденций. Среди его работ нет модных форм, вроде блоуфишей, равно как и трубок с популярными сейчас бамбуковыми мундштуками. Тщательно изучив классические формы французской, английской и скандинавской школ, он любит интерпретировать их, часто добавляя собственные штрихи. В этом смысле, Педи следует великой идее Сикстена Иварсона.

«На мой взгляд, он перевернул мировые представления о дизайне трубок и открыл двери почти всему, что мы видим сегодня среди трубочных форм. Его творения вызывают во мне трепет, потому что он дает понять, что новые интерпретации уже существующего могут быть, и должны быть сделаны. Эта вера и этот вызов действительно вдохновляют меня».

Собственный стиль Педи и его восприимчивость безошибочно определяется тем, как он воспроизводит классические формы: мягкие, льющиеся, живые и гармоничные линии переплетаются с элегантностью, к которой лучше всего подходит слово утонченная. Однако, пропорциональные, изысканные и красивые классические формы – это только одна сторона стиля. Существует и совершенно иной Педи. Под благонравной деликатностью и уравновешенным классицизмом скрывается дымящийся вулкан ничем не ограниченного творчества, только и ждущий возможности взорваться и открыто выразить себя. И когда извержение происходит, а это бывает довольно часто, он рождает совершенно необычные, уникальные формы, доселе неизвестные человечеству. Алхимик. Чеснок. Капля. Рог изобилия. Головастик. Все эти бросающие вызов традициям формы – продукт бурлящего воображения, не имеющий ничего общего с чем-либо уже созданным человеком. С другой стороны, эти формы можно переосмыслить и развить дальше. По крайней мере, некоторые из них, обладая привлекательностью и эстетической выразительностью, могут со временем стать классикой в своем роде, также как блоуфиш или слоновья нога.

Творческое начало и художественные манеры Педи могут сделать его жертвой распространенного предубеждения: трубки скульптурных форм, отличающиеся от стандартных, являются предметами искусства и им самое место в шкафах коллекционеров, а не в зубах курильщиков. На этот счет Педи категоричен.

«Я должен подчеркнуть, что трачу много времени на то, чтобы каждая трубка, покидающая мою мастерскую, курилась исключительно хорошо. Для меня лично курительные свойства трубки – важнейшее ее качество. Начиная резать трубки, я долго и тщательно изучал те, что были у меня уже давно и те, что я приобрел недавно, чтобы понять, что и как я собираюсь делать. Я обнаружил, что довольно редко встречается правильное внутреннее устройство мундштука, поэтому поместил этот пункт на первое место в списке стоящих передо мной задач. Как надо сделать трубку, чтобы поток воздуха не завихрялся внутри? Мое решение состоит в том, чтобы позволить воздуху плавно и постепенно перемещаться от круглого отверстия в дне чаши к узкой щели в загубнике мундштука. Чтобы загубник было удобно держать во рту, я делаю V-образный канал в мундштуке длиной по крайней мере 3/4 дюйма от края. Течение воздуха получается свободным и относительно равномерным на всем пути от чаши до загубника и в то же время курильщику удобно держать мундштук во рту. Все свои гнутые трубки я сверлю как прямые, что позволяет мне добиваться идеальной соосности дымового канала, мортизы и тенона. Снаружи чубук имеет «скульптурные» формы, в то время как внутреннее устройство лишено компромиссов, часто встречающихся в гнутых трубках, вроде углублений в мортизе, позволяющих свободно проходить трубочному ершику. Все мои трубки сделаны подобным образом, безо всяких дополнительный источников завихрений в дымовой канале. Кроме этого, я использую только высушенный на воздухе десятилетний итальянский бриар и ничем не покрываю табачную камеру».

Собственно говоря, Педи такой же выдающийся трубочный инженер, как и художник. Работая тщательно и скрупулезно, он тратит более 20 часов на каждую трубку. Несмотря на то, что Педи проводит в мастерской в среднем 10 часов в день, планируя делать две трубки в неделю, за год он заканчивает их не более 80-ти. Это несомненно доказывает, что Педи присущим ему способом трансформирует блок бриара в трубку, которую можно курить сразу же.

«Я беру наугад четыре-пять блоков бриара из своей корзины и зачищаю их со всех сторон, чтобы удалить продукты окисления, появляющиеся в процессе выдержки. Потом я раз десять беру их в руки, внимательно исследуя, и кладу обратно, пока форма трубки не возникнет у меня в голове. Это такой смутный, неопределенный процесс, поскольку иногда вечером мне ничего не приходит в голову, а утром я уже ясно вижу форму каждой трубки. Попытка ускорить этот процесс никогда мне не удавалась, ни разу. После того, как я «увидел» будущую форму, я делаю набросок карандашом на блоке, размечаю дымовой канал, обрезаю блок на ленточной пиле и сверлю его на своем Атласе, старом токарном станке по металлу. Я использую токарный станок только для сверления и никогда не вытачиваю на нем чаши. Потом я возвращаюсь к ленточной пиле для дополнительной обрезки и перехожу к ленточной шлифмашинке, где придаю трубке грубую форму. В этот момент я присоединяю к трубке промежуточный мундштук и продолжаю уточнять форму на ленточной шлифмашинке, потом на дисковой и, наконец, перехожу к напильникам и полировальным брускам, пока форма не проявится на 90%. Если блок перенес все эти операции, я перехожу к работе над эбонитовым или камберлендовым мундштуком. Вырезаю тенон, сверлю конический дымовой канал, потом промежуточный, потом окончательный. Потом полирую поверхность мундштука со стороны чаши и снимаю его со станка. Далее я возвращаюсь к ленточной шлифмашинке, где грубо формирую загубник. Его толщина зависит от формы, веса и изгиба трубки. У самой тяжелой трубки толщина мундштука около загубника может быть более 4 мм, а у самой легкой – не более 3.5 мм. Остальная часть работы делается вручную с использованием наждачной бумаги, пилок для ногтей и полировальных брусков. Я начинаю с 200 грит, постепенно использую все более тонкие абразивы и заканчиваю на 1500 грит. Я знаю, что многие считают это избыточным, но думаю, что такой поход позволяет мне выполнить две важные задачи: на бриаре образуется легкая патина и мундштук отказывается хорошо защищен от окисления, поскольку значительно уменьшается площадь поверхности. После этого я применяю морилку и полирую трубку до глянцевого состояния, используя очень тонкий компаунд. Никогда не использую «Триполи» на своих трубках! Конечный этап – обработка карнаубой».

Около 80% трубок Педи делает гладкими, остальные рустирует или обрабатывает на пескоструйной машине. Его система грейдинга основана на финишной отделке и качестве рисунка. Все трубки имеют грейд от высшего A до низшего E. Особенно сложные формы обозначаются дополнительной буквой X и оцениваются дороже. Трубки размера «ODA» и «Magnum» обозначаются символом «+», цена на них соответствует размеру. Самые редкие и исключительные трубки получают грейд «Turtle» (черепаха). Такие трубки составляют 1% от общего количества. На них ставится штамп – символ черепахи и порядковый номер. Гладкие трубки имеют грейд от «Turtle» до C, сэндбластовые – C и D, рустированные – D и E.

Added:
user posted image

Хотя работы Педи привлекли внимание курильщиков со всего мира, и хотя Педи и его жена Джорджия обожают встречаться с энтузиастами из Европы во время своих поездок в Италию, Испанию и Бельгию, основным рынком для мастера остаются Соединенные Штаты. Однако, ситуация может измениться, если падение курса доллара продолжится. Когда речь заходит о планах на будущее, Педи отвечает, что уверен в том, что ему удастся открыть новые формы, таящиеся в бриаре. И ему определенно хочется реализовать свои идеи о применении серебра в изготовлении трубок.

«Я получаю невероятное удовольствие делая трубки, и есть еще много разного, что бы мне хотелось сделать или попробовать. Но главной моей целью остаются мои покупатели».

С уважением, Дмитрий

#17 Dym

Dym

    Трубокур

  • Модераторы
  • ФишкаФишкаФишка
  • 1246 Сообщений:
  • LocationКиев

Опубликовано 04 February 2009 - 02:06 PM

Перевод: Д. Андрейко
Статья переведена и размещена на сайте с любезного согласия Чака Стениона, редактора Pipes&Tobaccos.
__________________________________________________________

Briar’s ambassador
by Stephen A. Ross
Pipes&Tobaccos magazine.
Summer 2008

26 февраля 2007 г., вскоре после возвращения из ежегодного турне по юго-востоку США, Бьярн Нильсен скончался от сердечного приступа. Нильсен оставил после себя жену Ивонну, детей Генриетту и Кристиана и двоих внуков.

Pipes&Tobaccos удалось взять интервью у мастера на выставке в табачном магазине McCranie’s 19 января. Этой статьей мы отдаем дань Бьярну Нильсену.

Посол бриара.

Бьярн Нильсен отказался от перспективной дипломатической карьеры в Министерстве иностранных дел Дании ради возможности стать одним из самых известных трубочных мастеров в мире.

Время 13.30. Субботний полдень в табачном магазине McCranie’s, что в городе Шарлотт в Северной Каролине. Около дюжины курильщиков слоняются по магазину, курят трубки, и тонкая голубая дымка с легким сладким ароматом висит в воздухе. Другие курильщики заходят в магазин, исследуют витрины, делают свои покупки и уходят. В тот день более 50 человек посетили магазин McCranie’s. Некоторые отмечали, что сборище внутри магазина больше напоминало клубную встречу или трубочную выставку. Все эти люди пришли встретиться с датским мастером Бьярном Нильсеном.

Около входной  двери Нильсен установил стол, на котором разложил около 40 своих самых лучших трубок. Весь прилавок Нильсен заставил коробками с серийными трубками, по 12 шт. в коробке. Всего было выставлено около 500 трубок, но их было еще больше, когда 10 дней назад Нильсен прилетел в США, и он надеется продать их почти все до возвращения в Данию через 10 дней.

В три недели путешествия чрезвычайно плотно уместились визиты в магазины Джорджии, Теннеси и обоих Каролин. Такой тур мастер совершает примерно в это время года в течении уже многих лет. И местные продавцы трубок и их клиенты определяют время года по визиту Нильсена, также как жители Сан Хуан Капистрано отмечают приход весны по возвращению ласточек.

user posted image

Широкоплечий, с румяным лицом и седой бородой 66-тилетний Нильсен не присаживается ни на минуту, находя возможность поговорить с каждым посетителем магазина. Он рассказывает что-то шести или семи курильщикам, расположившимся в холле McCranie’s. Потом переключается на обсуждение международной торговли с другим посетителем перед тем, как заговорить с только что вошедшим человеком лет 30 с небольшим, который собирается начать курить трубку, потому что его жене не нравится запах сигар.

Нильсен разговаривает с ним почти полчаса, объясняя тонкости курения трубки. Он демонстрирует ему свои трубки из коллекции «Bjarne», а также трубки других марок, которые, по его мнению, будут хороши для начала. Нильсен с энтузиазмом рассказывает о преимуществах прямых трубок над изогнутыми, но советует выбрать ту трубку, которая понравится больше всего. В конце концов посетитель выбирает трубку «Bjarne». Нильсен поздравляет его с выбором и с удовольствием оставляет свой автограф на мешочке, в котором лежит трубка. Глядя на то, как Нильсен общается со своими покупателями, становится понятно, как одному из самых занятых и напряженно работающих трубочных мастеров мира, проводящему по полгода в путешествиях по Америке, Азии и Европе, удается обзавестись таким количеством друзей по всему миру. Бывший дипломат из Министерства иностранных дел Дании стал послом трубочного мира.

user posted image

Нильсен впервые закурил трубку в 1958 г., когда ему было 16 лет. Он сделал несколько трубок для себя, это занятие ему понравилось и он начал делать трубки для своих друзей. В Копенгагенском университете Нильсен получил степень MBA и устроился на работу в Министерство иностранных дел Дании. Он помогал датским компаниям, экспортирующим свои товары, и устанавливал связи с иностранными компаниями, желающими производить свою продукцию на территории Дании. Работа Нильсену нравилась, хотя и не удовлетворяла его в полной мере. Несколько неожиданных событий навели Нильсена на мысль о перемене карьеры.

«В 60-х трубки ручной работы были очень популярны в США. Ко мне обратились несколько американских компаний, желающих импортировать датские трубки ручной работы. Каждый раз мне приходилось отвечать: «Извините, но в Дании нет компаний, которые могли бы экспортировать трубки ручной работы». Однажды я послал двум компаниям, которые обращались в министерство, фотографии нескольких своих трубок. Прошло несколько недель прежде чем я получил ответ. Обеим компаниям трубки понравились, и они интересовались, сколько трубок и как быстро я могу сделать и сколько они будут стоить? Я продал все трубки, что у меня были, безо всяких проблем».

Ранее все сделанные трубки Нильсен дарил друзьям, полагая изготовление трубок своим хобби и продолжая взбираться по дипломатической лестнице. Однако, успех его трубок в США заставил Нильсена в 1973 г. задуматься о том, чтобы покинуть работу в министерстве.

user posted image

«Мне хотелось основать собственную компанию, и поскольку я демонстрировал некоторые успехи как трубочный мастер, я, наконец, решился. Без сложностей, конечно же, не обошлось. – говорит Нильсен с улыбкой. – Моя жена решила, что я повредился рассудком, поскольку останься я на службе в министерстве, лет через 20 я мог бы стать послом. У той работы было множество преимуществ: деньги на счету в банке и возможность путешествовать по миру. Но жена поддержала меня, потому что считала, что если я добьюсь успеха будет здорово. Если же нет, я всегда смогу найти работу в частном бизнесе».

Нильсен оставил перспективную дипломатическую карьеру ради своей любви к бриару. Посвящая все время изготовлению трубок, Нильсен задумался о названиях для них. Посоветовавшись с американскими покупателями, мастер решил называть трубки древними нордическими и викинговскими именами. Это было до того, как Нильсен стал использовать свое имя, Bjarne.

«Никто не знает, как правильно произносится мое имя, но это и к лучшему, так как это означает, что его никто не забудет», – смеется Нильсен.

Как бы ни произносили его имя: Бейарни, Бейарн или Биджарни, Нильсен упорно работал несколько месяцев только как трубочный мастер. И хотя он мог делать трубок больше, чем когда-либо прежде, Нильсен заметил, что его банковский счет убывает, поскольку за многие проданные трубки еще не заплатили. Нильсен решил, что ему нужен помощник в изготовлении трубок на то время, которое он будет тратить на отслеживание платежей. Случайная встреча с двумя трубочными мастерами, работавшими у Пребена Хольма и желавшими переменить место работы, дала Нильсену возможность сосредоточиться на финансовых вопросах.

user posted image

«В то время Пребен Хольм был одним из ведущих датских мастеров. Они жаловались на условия на фабрике и я предложил им работу. Это была большая удача, поскольку они точно знали, чего американцы ждут от трубок ручной работы, они работали очень быстро и научили этому меня».

На протяжении 70-х Нильсен продавал на американском рынке только трубки ручной работы. В 1979 году он посетил трубочную выставку во Франкфурте, где впервые увидел трубки классических форм. Нильсен хотел продавать свои трубки в Германии, однако, он понимал, что его фрихенды слишком экстравагантны для консервативного немецкого рынка. После переговоров с небольшим немецким импортером, Нильсен решился добавить классические формы в линейку своих трубок и уехал домой с заказом. Шесть лет спустя Германия стала самым лучшим рынком для Нильсена.

«После нескольких лет изготовления одних только фрихендов было не так то просто начать делать трубки традиционных форм. Тут необходимо мыслить иным образом. Для классических трубок существуют определенные ограничения, рамки и нормы. Первая трубка, которую мы отправили в Германию по мнению нашего партнера была все еще слишком вычурна. Он попросил нас делать трубки более консервативных форм. Нам пришлось хорошо для этого потрудиться».

user posted image

Хотя на первый взгляд кажется, что Нильсену и его команде было непросто переключиться на трубки традиционных форм, они приложили достаточно усилий, чтобы в 1985 году Германия стала самым выгодным для Нильсена рынком. Это первое место Германия занимала 10 лет, пока США снова не потеснили ее. В 2007 году Нильсен продавал свои трубки в 32 странах, на рынки 20 из них мастер вышел после участия во франкфуртской выставке.

«Для нас это очень интересная мероприятие. Пока существовала Берлинская стена, на выставку приезжали люди из Западной Европы, Северной Америки и из Японии. После падения Берлинской стены стали появляться посетители из Восточной Европы. Сейчас Россия и Китай для нас являются третьим и четвертым по величине рынками после США и Германии.  Клиенты оттуда покупают в основном трубки высшего класса. Это другие деньги, они тратят их легко, не задумываясь. Глядя на Запад, они видят новые для них вещи, которые у нас есть, а у них нет. Трубки, например. Правильно или ошибочно они полагают, что чем дороже стоит вещь – тем она лучше. При отсутствии традиций курения трубки  требуется время  для возникновения спроса и для появления сведущих покупателей, поскольку кроме грамотных курильщиков есть еще и розничные продавцы, которые продают трубки, но не продают табак, как, например, в Китае, где правительству принадлежит монополия на торговлю табачными изделиями. Это создает трудности, поскольку имея только одну половину целого, трудно обучить желающих».

Added:
user posted image

Вероятно, Нильсен многое знает о трудностях трубочной торговли на развивающихся рынках, поскольку имеет непосредственный опыт. В дополнение к трем месяцам, которые Нильсен тратит на посещение магазинов в США, еще три уходят на поездки по Европе и Азии. И хотя такой плотный график вынуждает Нильсена проводить полгода вдали от дома, он все равно любит эти поездки, потому что ему нравится общаться с клиентами. Однако Нильсен мечтает о том, чтобы у него было больше времени, которое можно было бы потратить на самостоятельную работу над трубками.

«Мне нравится встречаться со своими клиентами и посещать трубочные выставки, потому что я люблю слушать отзывы покупателей. И хотя мнения меняются от человека к человеку, всегда есть возможность узнать что-нибудь новое, завести знакомства, особенно здесь, на Юге, куда я постоянно приезжаю уже 15 лет. Люди знают, когда я приеду, и надеются на встречу. Если у продавцов было удачное Рождество, значит запас трубок на складе уменьшился, и следовательно, хорошо, что я приезжаю. Подобные слова приятно слышать. Три моих клиента, с которыми я обязательно встречаюсь во время таких визитов, заранее написали мне, что хотят купить еще трубок».

user posted image

Проводя столько времени в разъездах, Нильсен целиком полагается на свою команду из семи мастеров. Например, перед выставкой во Франкфурте он дает им задание делать больше трубок под 9 мм фильтр. Или когда заканчиваются трубки определенной формы, Нильсен поручает им подобрать бриар, подходящий для изготовления таких трубок. Но при этом Нильсен отмечает, что каждый мастер волен сделать из конкретного блока такую трубку, какую посчитает наиболее подходящей.

«Я никогда не даю указаний относительно конкретной формы. Я могу сказать, что нам нужно больше изогнутых трубок или трубок большого размера, но никогда не скажу, что нужно больше бильярдов или бульдогов. Они художники и им решать, что получится из каждого куска бриара. Единственное правило, которое у нас есть, такое: если можешь сделать канадку из этого блока – делай, поскольку блоки, достаточно большие, чтобы можно было сделать канадку, довольно редко встречаются. У каждого мастера есть свои сильные стороны, каждый может сделать трубку от начала до конца. Двое из них специализируются на трубках высокого класса. Я полностью доверяю им всем, когда путешествую по миру».

user posted image

Эти семь мастеров работают у Нильсена с 1992 года. Именно тогда он решил, что его компания стала достаточно большой, чтобы позволить себе собственные запасы бриара. Нильсен использует только плато. Примерно 75% поступает из Греции, остальное – из Италии. Однако, он всегда готов попробовать бриар из других мест.

«Недавно мы получили первую опытную партию бриара из Марокко. Надеюсь, он будет хорошим. Я уже перепробовал множество новых поставщиков. Они демонстрируют вам отличные блоки на выставке, но когда вы покупаете партию, она оказывается не настолько хороша, как тот образец с выставки. Я сомневаюсь, что спустя 10-15 лет в Европе будет добываться много бриара. Фермеры, возделывающие его, старятся и умирают или отходят от дел, а молодое поколение переезжает в города. Возделывание бриара – чертовски тяжелая работа. Алжир и Марокко обладают большими запасами бриара и были хорошими поставщиками, пока не получили независимость от Франции в 50-х. Тамошний бриар сохранился практически нетронутым, поскольку для каждой из этих стран слово трубка означает кальян. (pipe – water pipe – кальян. прим. перев.) Этот бриар десятилетиями рос нетронутым».

user posted image

Бриар попадает в мастерскую Нильсена уже выдержанным в течении полугода. Но в нем все еще слишком много влаги, чтобы из него можно было делать трубки, поэтому Нильсен помещает блоки на деревянный рамы, затянутые мелкой проволочной сеткой, так, чтобы каждая сторона бриарового блока имела контакт с воздухом. Бриар дополнительно выдерживается в течении еще 15-24 месяцев. Ежемесячно образцы из каждой партии взвешиваются и результаты сравниваются с предыдущими. Если за прошедший месяц вес изменяется незначительно, это означает, что блок готов к превращению в трубку.

Мастера Нильсена изготавливают примерно 10’000 трубок в год. Цена на трубки серии «Bjarne» колеблется от 79$ до 110$, хайгрейд трубки серии «Bjarne Nielsen» стоят от 120$ до 1000$ и более. Несмотря на существенную разницу в цене, Нильсен гарантирует, что все его трубки сделаны вручную, и двух одинаковых не существует.

Трубки серии «Bjarne» имеют выточенные на станках мундштуки. В трубках «Bjarne Nielsen» применяются мундштуки ручной работы, в основном акриловые. Хотя для некоторых трубок Нильсен использует камберленд и эбонит для черчварденов.

Трубки серии «Bjarne» делятся на четыре грейда: сэндбластовые, рустированные, вирджин (virgin) и натурал (natural). Деление происходит в зависимости от чистоты бриара, качества рисунка грейнс и, в некоторой степени, от сложности формы.

«Большинство трубок «Bjarne» гладкие. Недавно у нас возникли неполадки в оборудовании для пескоструйной обработки, поэтому сэндбластовых трубок мало. Обычно у нас получается 15% сэндбластовых трубок, 25% мы рустируем, остальные остаются гладкими. Натурал и вирджин составляют 10%. Натурал – это высший грейд, в таких трубках очень мало сэндпитов. Они без морилки, только полированные и обработанные карнаубой. Морилка для вирджин имеет очень слабый оттенок. Остальные трубки окрашиваются в более темные цвета вплоть до черного. Мы применяем морилки не менее двух, а иногда до пяти цветов».

Трубки серии «Bjarne Nielsen» имеют точно такую же систему грейдинга, но кроме этого на чубуке ставится соответствующий знак. Для обозначения грейда Нильсен использует буквы от A до J. A обозначает высший грейд, J – низший. Особенно удачные трубки дополнительно маркируются буквой X после A. Чем больше X-ов, тем выше грейд. К настоящему моменту AXXX – самый высокий грейд, который получила трубка «Bjarne Nielsen».

Вне зависимости от грейда каждая трубка имеет пожизненную гарантию от дефектов при нормальном использовании. Нильсен говорит, что гарантийные случаи возникают редко.

«Невозможно гарантировать, что трубка, даже самая дорогая, будет куриться отлично. Вам может случайно попасться трубка с плохим вкусом, и нет возможности выяснить, почему. Пообщавшись с увлеченными курильщиками, наверняка вы встретите кого-нибудь, сталкивавшегося с такой проблемой. Мы лишь можем гарантировать, что трубка сделана хорошо».

День закончился и магазин McCranie’s закрывается. Некоторые посетители – большинство из них Нильсен знает по имени – заглядывают в служебную комнату, где мы беседуем, попрощаться, пожелать Нильсену всего хорошего и сказать, что будут ждать встречи с ним через год. Когда все посетители уходят, семья McCranie, Нильсен и некоторые сотрудники магазина отправляются в соседний паб пообедать. Нильсен снова говорит, что у него тяжелая работа, но благодаря ей у него есть возможность иметь так много друзей. И хотя Нильсен оставил службу в Министерстве иностранных дел Дании, он так и не перестал быть дипломатом. Вместо того, чтобы стать послом своей страны, он стал послом бриара. Вместо того, чтобы обогатиться самому, он наполнил радостью жизни многих людей.
С уважением, Дмитрий

#18 БОРОДИН

БОРОДИН

    самый я

  • Член клуба
  • ФишкаФишкаФишка
  • 2574 Сообщений:

Опубликовано 07 March 2011 - 02:24 AM

Сегодня от коллеги Эрвина получил ссылку на его статью:

http://www.fumeursdepipe.net/artrusses.htm

Запросил разрешение на перевод.

Думаю, что ответ будет положительным.

Вот только перевести я не могу  laugh.gif  
user posted image


#19 Митрич

Митрич

    Трубокур

  • Член клуба
  • ФишкаФишкаФишка
  • 512 Сообщений:
  • LocationМосква

Опубликовано 07 March 2011 - 02:40 AM


БОРОДИН.Ю, дата сообщения:  Mar 7 2011, 11:24 AM


Вот только перевести я не могу  laugh.gif

Гугл довольно сносно переёл.
Россия и Украина названы новым трубочным Эльдорадо. smoke.gif  
Есть такие решения, после принятия которых, тараканы в голове аплодируют стоя.
Я взял себе за правило никогда не курить во сне и никогда не воздерживаться от курения, когда я не сплю. © Ралф Эмерсон

#20 Sergey

Sergey

    Трубокур

  • Член клуба
  • ФишкаФишкаФишка
  • 2590 Сообщений:
  • LocationКрасноярский пайпклуб, существует с 2004 г. / зарег. на форуме - 03.11.2003 г.

Опубликовано 07 March 2011 - 04:02 AM

Гречухина как-то он не понял, и на ступеньку ниже им заслуженной поместил. smoke.gif

Россия и Украина названы новым трубочным Эльдорадо.

Думаю, наш форум внёс в это дело решающий вклад. Многие названные там мастера начинали заочно учиться здесь. kruto.gif